Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену по культурологии. Часть 2 - Первый период творчества Дионисия

Печать
Индекс материала
Ответы к экзамену по культурологии. Часть 2
Проблема единства и многообразия культур
Миф и мифология
Общее и специфическое в культуре
Культура и Природа
Культура и деятельность
Культура и человек
Карл Ясперс
Искусство и художественная культура
Литература как вид художественной культуры: роды, жанры
Архитектура как вид художественной культуры. Художественные стили
Графика как вид художественной культуры : роды, жанры
Апполоновское и дионисийское начало в культуре
Первобытная культура: источники анализа, география
Культура Шумера. Вклад в общемировой культурный процесс
Культура Древней Месопотамии
Культура Древнего египта
Брахманизм,буддизм,индуизм
Специфика религиозных представлений в древнекитайском обществе
Конфуций и конфуцианство. Дао и даосизм
Япония: специфика социокультурного развития
Культура Древний Греции
Интеллектуакльная революция в Древней Греции
Влияния античности на культура Европы
Освоение греко-византийского наследства в русской и западноевропейской культуре
Славянофилы о специфике русской культуры
Почвенничество о духовных основах русской культуры
Евразийский подход к проблеме идентичности русского народа
Н.Лосский о характере русского народа
Русская иконопись. Феован Грек. Андрей рублев, Дионисий
Первый период творчества Дионисия
Второй период творчества Дионисия
Третий этап творчества Дионисия
Монументальное зодчество в культуре Древней Руси
Новгородская школа архитектуры,иконописи и фрески
Владимиро-Суздальская школа архитектуры
Московская художественная школа
Библия как источник мировой и отечественной культуры
Библия как великое творение человеческого духа
Все страницы

Первый период творчества Дионисия

Надо полагать,Дионисий родился либо в конце тридцатых, либо в начале сороковых годов XV столетия. Во всяком случае, вшестидесятые годы он выступает как вполне самостоятельный, сложившийся мастер,а ко времени начала работы у Пафнутия Боровского Дионисий был женат, у него ужеподрастали сыновья – Феодосий и Владимир.

Судя по томучто Дионисий большую часть жизни провёл в Московском великом княжестве, то егоможно считать москвичом по рождению. Семья его, по-видимому, была небогатой:сам он всю жизнь занимался живописью как профессионал, зарабатывал своимискусством на хлеб.

Кто обучалДионисия азам мастерства, знакомил с выработанными тогдашней живописьюприемами, формировал его мировоззрение, неизвестно. Однако, к середине XV столетия русская живопись перестала быть«специальностью» одних только монахов и на смену художнику-чернецу приходитхудожник-мирянин. Возможно одним из первых учителей Дионисия был именно такойталантливый художник-мирянин, быть может, тот самый «старый мастер Митрофан»,вместе с которым Дионисий работал у Иосифа Волоцкого.

Любопытно, чтоМитрофан писал тогда фрески ( то есть ему была поручена наиболее ответственнаячасть работы), а Дионисий – только иконы.

Дионисий, егопомощники и, возможно, учителя принадлежали к мирянам. Но ставить знакравенства между мирянами и изобличёнными Стоглавым собором неумелымииконописцами, нельзя. Мастерская, где обучался Дионисий, и его собственнаямастерская были весьма уважаемы, современники высоко ценили искусствоталантливых живописцев.

Имела лимастерская Дионисия прямую связь с учениками Рублёва? Сведений об этом нет. Но,как пишет М.В. Алпатов, «…в искусстве Дионисия много одухотворённости,нравственного благородства, тонкости чувства, и это связывает его с лучшимитрадициями Рублёва».

Дионисий был непервым русским художником, создавшим образы московских митрополитов Петра иАлексея. И в Успенском соборе, где был погребён Петр, и в Чудовом монастыре,где находится гроб Алексея, давно стояли иконы с их изображениями.

Конечно, никомудо Дионисия и в голову не приходило изображать обоих митрополитов рядом, «наодной доске»: ни биографически, ни хронологически эти «святые» связаны не были.Если Петр уже давно чтился как первый митрополит московский, то Алексей былканонизирован лишь в1448 году и считался «новым» чудотворцем. В глазах рядовогоиконописца он не мог быть ровней митрополиту Петру.

Дионисий первыйотступил от правила изображать обоих митрополитов отдельно. Правда, он написалих на разных досках, но обе иконы были задуманы как одно целое.

Каждая изэтих  икон состоит из средника с фигуроймитрополита и ряда клейм, где рассказано «о житии святого». Размеры средниководинаковы. Фигура митрополита Алексея как бы повторяет фигуру митрополитаПетра. Вся разница в том, что у Петра отвёрнута левая пола одеяния и выставленавперёд правая нога, а у Алексея отвёрнута правая пола одеяния, а вперёдвыставлена левая нога. Плат в руке Петра падает налево, а в руке Алексея –направо. Фигуры митрополитов лишены индивидуальных черт. Но дело тут не вотсутствии изобретательности у мастера, а в изощренности его мысли. Воплощая вдвух образах идеальный тип канонического «святого», Дионисий показывает Алексеяпродолжателем дела Петра, утверждает идею преемственности духовной власти.

Своеобразенподход Дионисия и к выбору сцен для клейм обеих икон. Эти клейма окружаютсредник и рассказывают о жизни митрополитов. Казалось бы, проще всего длямастера было следовать тексту «житий» Петра и Алексея, тем более что«биография» Алексея ( его житие сложилось к 1459 году) отличается от«биографии» Петра лишь походами в Орду, а остальные события в ней как быповторяются.

Но Дионисийпреследовал определённую цель и как раз тут, в клеймах, не пошёл за текстом«житий». Избегая повторений он выбирал в одном случае те сцены, какие выпускалв другом.

В клеймах иконыПетра подчёркнут элемент сверхъестественного, чудесного. Рассказано о виденииматери Петра, о том, как написанная Петром икона предсказала ему победу вЦарьграде над соперником – Геронтием. Изображён ангел, предупреждающий Петра облизкой кончине, воспето «страшное чудо», совершившееся при переносе тела Петрав церковь.

В клеймах иконыАлексея таких «чудес» мало. Даже «чудо со свечой» представлено как обыденнаякартина молебна в Успенском соборе.

Зато Дионисийизображает здесь целый цикл чудес, сотворенных якобы самим Алексеем.

Так вскрываетсязамысел мастера: доказать «святость» Алексея, канонизированного сравнительнонедавно, еще раз подчеркнуть, что Алексей является достойным преемником Петра.

Обычно считают,что в иконах митрополитов Петра и Алексея Дионисий следует установившейсятрадиции, подчёркивая превосходство духовной власти над светской. Это справедливо,но только «традицией» объяснить содержание обеих икон нельзя.

Художникотчётливо проводит здесь идеи, какими живут в то время многие церковныедеятели, в частности Иосиф Волоцкий. Дионисий не только высказывает мысль опревосходстве «священства» над царём, но и выступает в защиту институтамонашества, в защиту русской православной церкви – непосредственной наследницыцеркви греческой, заветам которой «изменила» Византия.

Причёмвысказывает Дионисий эти взгляды и мысли необычным для живописи той эпохи языком,отказываясь от ряда выработанных предшественниками приёмов.

Сохранивобычную схему, обязательную для житийных икон «в рост» Дионисий не стал,однако, делать клейма резко отличными по цвету от средника, не отчеркнул ихтёмной чертой – подобием рамы для центральной части, отчего фигура митрополитавыглядела бы скованной.

Иконы,написанные Дионисием, светлы и «просторны»: бледно-зелёный фон средника,архитектурные и пейзажные фоны клейм – светло-зелёные, розовые, золотистые –сливаются в одно светлое поле.

Обычно внизужитийных икон пускали тёмную полосу «поземи». Дионисий употребил для поземисветло-зелёный цвет, украсил его горками и «травами». Это усиливает впечатлениелегкости и простора.

Вдобавок белыйнаплечник и белая кайма как бы расчленяют, дробят красное пятно верхней одежды( саккоса) митрополита. Низ саккоса отделан широким золотым, мерцающим шитьём,смягчён белой полосой нижней одежды, прочерчен зелёными контурами и почтисливается с общим фоном. Не имеющие четкого силуэта фигуры «святых» как быпарят в воздухе.

Любопытно, чтофигура митрополита Алексея вычерчена в клеймах очень строго, гармония тоноводежды и фона вновь смягчают контур, как бы растворяют его в окружающемпространстве.

«По своемуживописному мастерству, - говорит М.В.Алпатов, - эта икона представляет собойодну из вершин древнерусского искусства. Ограничиваясь Обобщенными силуэтами,Дионисий избегает резкой светотени и чётких контурных линий. Всё строится натончайших соотношениях цветовых пятен…В последних клеймах, где рассказывается особытиях после смерти Алексея, краски приобретают акварельную прозрачность. Вцелом колорит «жития» Алексея создаёт светлое и гармоничное настроение. Всяикона выглядит не столько как рассказ, сколько как панегирик в честьмосковского митрополита».

И цвета исоотношение тонов – всё в обеих иконах Дионисия поставлено на службу главнойзадаче: явить зрителю русских митрополитов «благодетелями» народа. И понятно,почему Иосиф Волоцкий высоко ценит искусство художника и, покидая Боровскиймонастырь, берёт с собой, как гласит предание, икону богоматери, написаннуюДионисием.