Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену по отечественной историографии - Петр I в отечественной историографии

Печать
Индекс материала
Ответы к экзамену по отечественной историографии
Историческая проблематика в нелетописных произведениях Др. Руси
Историографическая характеристика ПВЛ
Историческая проблематика в русской литературе 13 - 15 века.
Русское летописание 16-17 веков.
Русская историография 2 половины 17 века
Русская историография в первой четверти 18 века
В.Н.Татищев как историк
Немецкая академическая школа и её роль в отечественной историографии
Ломоносов и его борьба с немецкими академическими историками
Исторические труды Щербатова
Исторические воззрения И. Н. Болтина
Российская историография 18 века
Эволюция политических и исторических воззрений Н. М. Карамзина
Историографическая характеристика Истории государства Российского Н. М. Карамзина
Отклики современников на Историю государства Российского
Полевой и его история русского народа
Политические взгляды и историческая концепция М. П. Погодина
Исторические взгляды славянофилов
С.М.Соловьёв и его роль в отечественной историографии
Кавелин (1818-1885) как историк – идеолог государственной школы
Чичерин (1828-1904) как историк – теоретик государственной школы
Н.И. Костомаров и его сочинения
Ключевский и его роль в отечественной историографии
Д. И. Иловайский и консервативное направление в отечественной историографии
П. Н. Милюков как историк
С.Ф.Платонов и его исторические взгляды
Российская историография на рубеже 19-20 веков
Исторические взгляды М. Н. Покровского
Е. В. Тарле
Советская историография
Буржуазно-дворянские историки в 1920-е - начале 1930-х годов
Марксизм в отечественной историографии в 1890-х - 1930-х годах
Советская историография в 1930-х - сер. 1950-х.
Советская историография в условиях оттепели
Советская историография середины 1960-х - 1980-х
Советская историография в условиях перестройки
Российская историческая наука на современном этапе
Историография революции 1917 года
Великая Отечественная Война в советской и постсоветской историографии
Образование древнерусского государства в отечественной историографии
Монгольское завоевание в отечественной историографии
Опричнина в отечественной историографии
Смута в русской историографии
Петр I в отечественной историографии
Все страницы

Петр I в отечественной историографии

 


Непосредственно в петровское время – в основном мемуаристика и «новейшая» история - посвящены в основном Северной войне и в меньшей степени реформам.

Манкиев «Ядро Российской истории» - был представителем русского посла в Швеции (гл. источник – «Хроника» Сафоновича). 1 книга – от происхождения рус. Народа до призвания варваров. 2 кн. – от смерти братьев-варягов до Всеволода Большое гнездо, 3 кн. – от смерти Всеволода Большое Гнездо до середины 15 века (в контексте всеобщей истории), 4 кн. – рус. История + события в Америке 5 кн. – от избрания царем Михаила Романова до Петра I

«История Свейской войны», в рукописных редакциях начала XVIII в. называлась «Журнал или поденная записка Петра Великого», принимали участие Шафиров, Прокопович и другие авторы. Главным редактором всего произведения был сам царь. Он же выступал и в качестве автора представляющих наибольший интерес абзацев. Исходя из новых, чисто светских представлений о справедливости или несправедливости войн, об их гуманности или негуманности, Шафиров старался опровергнуть распространявшиеся шведские утверждения, «будто его величество [царь Петр] оную войну без правильных и законных причин начал». Шафиров писал, что русский государь проявлял в ходе войны «более умеренности и склонности к примирению», чем лерживались «правил» ведения войны, а шведы больше повинны в кровопролитии и разорении многих земель. Само собой разумеется, Шафиров не был беспристрастен в суждениях и именно поэтому старался как можно основательнее документировать свой труд. Ход боев излагается с точностью и скрупулезностью. Для истории боевых действий русской армии в Северной войне «История» является незаменимым источником, причем множество драгоценных деталей и оценок внесено рукой Петра Великого.

Куракин «История о царе Петре Алексеевиче» - описание борьбы за власть еще в допетровское время. Много личных характеристик. Отсутствие идеи провиденциализма.

Почти все крупнейшие специалисты по истории России за рубежом, начиная с 18 в. и до наших дней откликались на события петровского времени. В большинстве обзорных трудов петровский период рассматривается как начало новой эпохи в истории России. Однако сильные разногласия царят среди историков, пытающихся ответить на вопрос, в какой степени эпоха реформ означала кардинальный разрыв с прошлым, и отличалась ли новая Россия от старой качественно.

2ая пол. 18 в. деятельность Петра и ее результаты были порождением почти сверхчеловеческого разума¬: осуществлением дьявольского плана или проявлением высшей мудрости, реформатор традиционно характеризовался как «антихрист» (раскольниками) или «человек, Богу подобный»

Карамзин. Представлял себе историческую жизнь как постепенное развитие национально-государственного могущества. К этому могуществу вел Россию ряд талантливых деятелей. Среди них Петру принадлежало одно из самых первых мест: но, Петру как деятелю Карамзин предпочитал Ивана III. Петр же насиловал русскую природу и резко ломал старый быт. Карамзин думал, что можно было бы обойтись и без этого. Он не показал исторической необходимости петровских реформ, но он уже намекал, что необходимость реформы чувствовалась и ранее Петра. В XVII в., говорил он, сознавали, что нужно заимствовать с Запада; «явился Петр» - и заимствование стало главным средством реформы.

Соловьев (Кавелин того же мнения). Интерпретирует петровский период как эру ожесточенной борьбы между двумя противоположными принципами гос. управления и характеризует реформы как радикальное преобразование, страшную революцию, рассекшую историю России надвое, и означавшую переход из одной эпохи в истории народа в другую. Однако, в противоположность славянофилам, Соловьев считает, что реформы были вызваны исторической необходимостью и поэтому должны рассматриваться как целиком и полностью национальные. Русское общество 17 века находилось, по его мнению, в состоянии хаоса и распада, что и обусловило применение государственной властью радикальных мер - «точно так же, как серьезная болезнь требует хирургического вмешательства». Таким образом, ситуация в России накануне реформ оценивается Соловьевым негативно. У Соловьева реформы представлены в виде строго последовательного ряда звеньев, составляющих всесторонне продуманную и предварительно спланированную программу преобразований, имеющую в своей основе жесткую систему четко сформулированных целевых установок: «В этой системе даже войне отведено заранее поределенное место в числе средств реализации общего плана»

Богословский. реформы как радикальный и полный разрыв с прошлым. Реформы он характеризует как практическую реализацию воспринятых монархом принципов государственности. Но тут возникает вопрос о «принципах государственности» в понимании царя. Богословский считает, что идеалом Петра Первого было абсолютистское государство, так называемое «регулярное государство», которое своим всеобъемлющим бдительным попечением (полицейской деятельностью) стремилось регулировать все стороны общественной и частной жизни в соответствии с принципами разума и на пользу «общего блага».

В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов. Эти историки, глубоко исследовавшие допетровский период, и в своих опубликованных курсах лекций по отечественной истории настойчиво проводящие мысль о преемственности между реформами Петра и предшествовавшим столетием. Они категорически против данной Соловьевым характеристики 17 века как эпохи кризиса и распада. В противоположность такому взгляду они утверждают, что в этом столетии шел позитивный процесс создания предпосылок для реформаторской деятельности, и была не только подготовлена почва для большинства преобразовательных идей Петра Великого , но и пробуждено «общее влечение к новизне и усовершенствованиям».

По мнению Ключевского и Платонова, если в реформах Петра и было что- то «революционное», то лишь насильственность и беспощадность использованных им методов.

В.О. Ключевским, который подчеркивает, что движущей силой преобразований была война. Ключевский считает, что структура реформ и их последовательность были всецело обусловлены потребностями, навязанными войной, которая, по его мнению, тоже велась довольно бестолково. В противоположность Соловьеву Ключевский отрицает, что Петр уже в ранний период своей жизни ощущал себя призванным преобразовать Россию; лишь в последнее десятилетие своего царствования Петр, по мнению Ключевского, стал осознавать, что создал что - то новое.

Милюков. XVII век представляется веком сильного общественного брожения, когда сознавали потребность перемен, пробовали вводить перемены, спорили о них, искали нового пути, угадывали, что этот путь в сближении с Западом, и уже тянулись к Западу. XVII век подготовил почву для реформы и самого Петра воспитал в идее реформы. Преобразования как «стихийный» процесс, в котором сам Петр играл пассивную роль бессознательного фактора. Первым открыто усомнился в величии Петра П.Н. Милюков. Основываясь на выводах своего исследования преобразовательной деятельности в фискально - административной области, которую он полагал вполне репрезентативной для оценки личного вклада царя в реформы, Милюков утверждает, что сфера влияния Петра была весьма ограниченной, реформы разрабатывались коллективно, а конечные цели преобразований осознавались царем лишь частично, да и то опосредованно его окружением.

Таким образом, Милюков, в ходе своего исследования обнаруживает длинный ряд «реформ без реформатора».В свое время, точка зрения Милюкова привлекла большое внимание, однако распространенной она стала позднее, когда появились обобщающие труды М.Н. Покровского, в которых Петр предстает уже вовсе безвольным орудием капитала.

Покровский. Первым, кто попытался определить сущность реформ Петра с марксистских позиций был Покровский. Он характеризует эту эпоху как раннюю фазу зарождения капитализма, когда торговый капитал начинает создавать новую экономическую основу русского общества. Как следствие перемещения экономической инициативы к купцам, власть перешла от дворянства к буржуазии (т.е. к этим самым купцам). Наступила так называемая «весна капитализма». Купцам необходим был эффективный государственный аппарат, который мог бы служить их целям как в России так и за рубежом. Именно по этому, по мнению Покровского, административные реформы Петра, войны и экономическая политика в целом, объединяются интересами торгового капитала.

Хотя тезис о доминирующей роли торгового капитала был отвергнут в советской историографии, можно говорить о том, что мнение относительно классовой основы государства оставалось в советской историографии с середины 30-х до середины 60-х годов господствующим. В этот период общепризнанной была точка зрения, согласно которой петровское государство считалось «национальным государством помещиков» или «диктатурой дворянства». Его политика выражала прежде всего интересы феодалов - крепостников, хотя внимание уделялось и интересам набирающей силу буржуазии.

Углубленное исследование политики Петра привело Сыромятникова к выводу, что преобразовательная деятельность царя имела в целом антифеодальную направленность, «проявившуюся, например, в мероприятиях, проведенных в интересах крепнущей буржуазии, а также в стремлении ограничить крепостное право». Но мнение Сыромятникова можно назвать скорее исключением.