Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Шпаргалки к экзамену "История США" - Противостояние Севера и Юга. Проблема рабства

Печать
Противостояние Севера и Юга. Проблема рабства.


Разграничительная линия в негритянской проблеме пролегала не между партиями, а внутри каждой из них, разделяя позиции двух политико-географических секций – Севера и Юга. На протяжении практически всего джексоновского периода южанам и северянам удавалось сохранять компромисс во взрывоопасном вопросе.

Первый компромисс между Севером и Югом, получивший название миссурийского, был достигнут в 1820 году. В США тогда было 22 штата, из них 11 свободных и 11 рабовладельческих. В 1820 году нашли компромисс: в Союз были одновременно приняты 2 штата – рабовладельческий Миссури и свободный Мэн.

Десять лет спустя вопрос о рабстве внось стал на повестке дня в связи с возникновением в северо-восточных штатах радикальных аболиционистских обществ, требовавших немедленной отмены рабства. Запрет на обсуждение рабства просуществовал до 1844. С 1844 года проблема рабства обрела остроту в связи с экспансионистскими планами США, направленными на завоевание Техаса, Нью-Мехико, Калифорнии, принадлежавших тогда Мексике.

Вариант, предложенный вигским интеллектуалом Клеем и одобренный в 1850 году, включал серию компромиссов: так, рабство допускалось в Нью-Мехико, но запрещалось в Калифорнии, в округе Колумбия отменялась работорговля, но одновременно сохранялся и усиливался закон о беглых рабах. Компромисс Клея восстановил политическое согласие только на время: вскоре вопрос о рабстве вновь расколол политиков и нацию, и США вступили на тропу, неотвратимо приближавшую их к гражданской войне.

Компромисс 1850 года стал последним в череде многочисленних соглашений Севера и Юга, отодвигавших проблему рабства на задворки национальной политики. Уже вскоре после его заключения обнаружилось, что возможности взаимных уступок исчерпаны и последние сменились жестким противостоянием двух регионов. Развязкой конфликта стала Гражданская война 1861-1865 года, сменившаяся эпохой Реконструкции 1865-1877. Некоторые исследователи называют период 1861-1877 года второй Американской революцией, означавшей решающую схватку буржуазной цивилизации Севера и гибридной буржуазно-рабовладельческой цивилизации Юга.

Американское рабовладение не было неким подобием античного рабства. Оно формировалось в недрах капитализма и отразило особенность его становления в аграрной экономике Северной Америке: американские плантаторы по причине крайней узости рынка наемного труда вынуждены были прибегнуть к труду черных рабов. Но использование рабского труда не прошло бесследно для плантаторской буржуазии, превратившейся в особый класс, в котором странно и в то же время закономерно переплелись черты типичных капиталистов и рабовладельцев. В годы первой революции рабство было запрещено на севере США. Американские демократы, впрочем, уповали на скорую смерть рабства и в южных штатах. Однако стремительное развитие промышленной революции в Англии (в легкой промышленности в первую очередь), вызвало высокий спрос на хлопок. Американские плантаторы предпочли ему все культуры. Изобретение в США в конце 18 века хлопкоочистительной машины резко повысило производительность и прибыльность плантационной рабовладельческой системы, а плантационное рабство получило еще один стимул для своего роста.

Эксплуатация рабов становилась все более изощренной, а плантаторы обрастали замашками и манерами крепостников. Разведение чернокожих рабов для последующей продажи приобрело особенно широкий размах, превратившись в настоящую индустрию после прекращения с 1808 года ввоза рабов в США извне.

В первой половине 19 века в отношении рабов на юге был установлен репрессивный политический и правовой режим. Им не разрешалось отлучаться с плантаций, контактировать со свободными гражданами, собираться без надзора надсмоторщиков. Антирабовладельческая критика на Юге ьыла строго-настрого запрещена и преследовалась в уголовном порядке.

Северные штаты, особенно их политическая элита, были готовы если не к альянсу, то как минимум к компромиссу с южными штатми. Причем в основе их длительного компромисса с южными рабовладельцами лежало не только желание сохранить федеральный Союз, но и единство с южанами в расизме по отношению к чернокожим.

Политическая элита северных штатов связывала решение негритянской проблемы с полным разделением белой и черной рас посредством вывоза всех негров в Африку или в Латинскую Америку. Стена, разделявшая белых и черных, объявлялась нерушимой по причине неискоренимых предубеждений белых американцев. Белые не могли воспринять негров в качестве равных и подобных себе из-за неистребимого черного цвета.

В 1850-е годы взаимоотношения и конфликт Севера и Юга приобрели новое качество. Новый разворот американской истории был обусловлен несколькими конкретными драматическими событиями, происшедшими в 1854-1856 гг. А первым и главным среди этих событий стало принятие в 1854 году конгрессом США закона Канзас-Небраска (наподобие гербового акта британского парламента 1765 года), приведшего к Гражданской войне Севера и Юга.

Закон этот был предложен Стивеном Дугласом, одним из лидеров Демократической партии, в связи с обсуждением вопроса и приеме двух новых территорий в США. Обе эти территории Канзас и Небраска, согласно Миссурийскому компромиссу 1820 года могла быть включены в США только в качестве свободных штатов. Дуглас и его сторонники доказывали, что их волнует не вопрос и рабстве, который они вообще не хотели вносить на повестку дня, а вопрос о том, какой должна быть процедура приемя новых штатов в Союз. Все эти аргументы не обманули ни противников рабства, ни жителей северных штатов в целом. Дуглас создавал возможность проникновения и легализации рабства на территориях свободных штатов и изменял сложившийся политический порядок в пользу рабовладельческого Юга.

Роль закона Канзас-Небраска в перемене исторических судеб Америки, взаимоотношений Севера и Юга кажется столь значительной, что возникает закономерный в подобных случаях вопрос: а произошли бы трагический раскол американской нации и гражданская война в США, если бы их элита не допустила в 1854 году грубейшей политической ошибки и не нарушила бы компромисс 1820? Этот закон не был случайностью, а подвел итог длительным, подспудно развивавшимся экспансионистским устремлениям южных рабовладельцев, сумевших в 1854 году открыто навязать свою волю нации.

В 1854 году сразу после принятия конгрессом США закона о праве новыйх территорий самим определять отношение к рабству, население Канзаса разделилось на две части. Одна часть проголосовала за антирабовладельческий порядок, а другая – за рабовладельческий. Канзас оказался зеркалом разделенного американского общества, а события в новом штате заключали модель последующего национального конфликта. Очень быстро они переросли в малую гражданскую войну. Аболиционисты приобрели своего первого великомученика – им стал Джон Браун.

Позиция партий оставалась противоречивой в течение конфликта в Канзасе. Республиканскую партию можно определить как антирабовладельческую, но с оговорками. Радикалы (меньшинство) выступали с резкой критикой рабства и осуждением его как зла. Фракция большинства (вождь и лидер Авраам Линкольн) в целом тоже осуждали рабство как главное препятствие для прогрессивного развития Америки, но интересы черных американцев воспринимались как второстепенные а то и вообще игнорировались. Идея отмены рабства им была вообще чужда вплоть до начала гражданской войны.

И все же эта партия явилась наследницей и продолжательницей либерально-демократической партии Джефферсона и Джексона. Из неэлитных слоев выдвинулись многие лидеры партии, среди которых Линкольн и Джонсон – первый и второй республиканские президенты.