Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену по литературе - Предметная детализация

Печать
Индекс материала
Ответы к экзамену по литературе
Родильные обряды
Малые фольклорные жанры
Сказка
Повесть временных лет
Эволюция житийного жанра в древней русской литературе
Слово о полку Игореве
Жанр повести
Демократическая сатира 17 века и смеховой мир Древней Руси
Житие протоппа Аввакума
Творчество М.В. Ломоносова. Поэтика ломоносовской оды
Высокий литературный стиль Ломоносова
Гаврила Романович Державин
Анализ оды
Творчество Фонвизина
Проза и поэзия Карамзина
Анализ Бедной Лизы
Русский романтизм
Батюшков
Комедия А. С. Грибоедова Горе от ума
Период южной ссылки
Южные поэмы
Дубровский
Дубровский
Роман Евгений Онегин
Дубровский
Творчество Михаила Юрьевича Лермонтова
Творчество Гоголя
Творчество Гоголя
Роман Ф. М. Достоевского Преступление и наказание
Война и мир
Чехов - русский писатель и драматуг
Предметная детализация
Творчество Лескова
Леди Макбет Мценского уезда
Реализм
Символизм
Брюсов Валерий Яковлевич
Акмеизм
Поэзия
Разнообразие тематики и проблематики
Драма
Возвращенная литература
Русская литература периода ВОВ
Вторая половина 50-х годов
Литература русского зарубежья
Журнал
Роды литературы
Проблема жанра произведения. Жанровые структуры
Понятийная пара содержание/форма
Сюжет
Литературный герой
Анализ формы
Текст
Главная задача литературоведения
Методика преподавания литературы
Проблемы речевого развития
Все страницы

 

Предметная детализация

Предметная детализация – важнейшая особенность твор. метода и стиля Ч. Мысли, чувства, переживания персонажей объясняются опосредованно, ч/з предметный мир. Мир вещей обезличивает, усредняет индивидуальность людей («Ионыч»), опошляет чувства и превращает самого чел-а в подобие вещи («Чел-к в футляре»). Нередко возникает ощущение абсолютной зависимости героев от материальной «оболочки» жизни. Вещи и «вещные» отношения становятся знаками пошлости, разъединяющей людей.

Чехов изображал ничем не выдающихся «средних» людей, однако «средний» в системе чеховских представлений о человеке не означает «усредненный». «Средний» человек не лишен индивидуальности. Какова судьба личности в рутинном, повседневном течении жизни? — так ставит вопрос писатель. Ответ на него — в характере общения героев с окружающими их людьми, в том, как они связаны с повседневными обстоятельствами. Излюбленная сюжетная ситуация в рассказах Чехова — ис­пытание героя бытом («Учитель словесности», «Ионыч»), Ха­рактер героя раскрывается, к.п, в сюжете, в котором интрига едва намечена («Ионыч»). Изменив ракурс изображения человека, Чехов акцентировал внимание на смене его настроений, прямо не называя их.

Понимание чеховских произведений, в том числе тех, в кото­рых звучит эхо темы «маленького человека», невозможно без выяснения природы комического, особенностей юмора и сатиры в творчестве Чехова. Художественная система Чехова построена на смене смешного и грустного, жизнерадостного и меланхолического.

Чехов начал свой писательский путь как юморист. Стихия комического, вне которой невозможно представить раннего Чехо­ва, проявилась в жанровой россыпи «комических мелочей», «ос­колков» — анекдотов, юмористических афоризмов. Чеховские литературные «анекдоты» строились на неожиданном повороте темы или игре слов. Ранняя юмористика Чехова стала для него школой лакониз­ма. Он учился создавать динамичные композиции с неожиданны­ми зачинами, и которых информация, заключенная в первой фразе, исчерпывает смысл произведения (рассказы «Хамелеон», «Толстый и тонкий»), и финалами, вызывающими в памяти начало рассказа, но не по сходству, а по контрасту («Смерть чиновни­ка», «Оратор»).

В ранних рассказах Чехов-юморист не «разоблачает» своих персонажей, а иронизирует над определенными типами челове­ческого поведения. Уже в этих юмористических зарисовках ко­мическое — анекдотическое, нелепое — корректируется иной ав­торской тональностью. Персонажи, над которыми Чехов добродушно подшучивал, могли быть изображены и в другом ра­курсе — трагикомическом. Вспомним, например, рассказы «Тоска» или «Ванька». В сущности, перед нами комические мик­росюжеты. На большом конверте маленький несмышленыш Ванька Жуков пишет адрес: «на деревню дедушке», а потом, по­чесавшись и подумав, добавляет: «Константину Макарычу». Анекдотический микросюжет только поверхностный, не самый важный смысловой пласт произведения. В анекдоте Чехов увидел «маленькую трагедию», ее тема — одиночество, бесприютность человека. В нем, однако не умирает надежда и на «доброго дедуш­ку», и на благосклонность всесильной судьбы. Уже в ранних рас­сказах Чехова воплощен принцип совмещения комического и тра­гического, который позднее станет ведущим в его поэтике.

Важный объект чеховской сатиры — чиновники. Писателя интересует в чиновнике не его социальная роль, не потертый мун­дир «маленького человека», а психологический статус. Для обывателя из ранних рассказов Чехова представление о достоинстве человеческой личности исчерпывается чином. Символично назва­ние одного из ранних рассказов — «Смерть чиновника». Смерть становится водевильно-фарсовым вариантом человеческой жиз­ни. Это рассказ не об исчезновении человеческой индивидуаль­ности, а о прекращении функционирования чиновника.

«Маленький человек» классической литературы предстал в новом облике — без чина, но в «футляре». Учитель древнегречес­кого языка Беликов перевоплотился в чиновника по духу; «живущего по циркулярам и газетным статьям, в которых запрещалось что-нибудь». Этот чеховский персонаж — сатира на безликое су­ществование в «футляре». Символический предмет заменил мундир, полностью закрыв Беликова от жизни, превратив его в некое шаржированное подобие человека.

Чехов — «недоверчивый», сомневающийся, ироничный, но великодушный и оптимистичный художник. Вопреки всему низ­менному и пошлому, что он увидел в людях, Чехов не утратил веру в Человека и требовательную любовь к своим современникам. Гуманистическое кредо писателя — оправдательный приговор людям.