Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену по литературе - Демократическая сатира 17 века и смеховой мир Древней Руси

Печать
Индекс материала
Ответы к экзамену по литературе
Родильные обряды
Малые фольклорные жанры
Сказка
Повесть временных лет
Эволюция житийного жанра в древней русской литературе
Слово о полку Игореве
Жанр повести
Демократическая сатира 17 века и смеховой мир Древней Руси
Житие протоппа Аввакума
Творчество М.В. Ломоносова. Поэтика ломоносовской оды
Высокий литературный стиль Ломоносова
Гаврила Романович Державин
Анализ оды
Творчество Фонвизина
Проза и поэзия Карамзина
Анализ Бедной Лизы
Русский романтизм
Батюшков
Комедия А. С. Грибоедова Горе от ума
Период южной ссылки
Южные поэмы
Дубровский
Дубровский
Роман Евгений Онегин
Дубровский
Творчество Михаила Юрьевича Лермонтова
Творчество Гоголя
Творчество Гоголя
Роман Ф. М. Достоевского Преступление и наказание
Война и мир
Чехов - русский писатель и драматуг
Предметная детализация
Творчество Лескова
Леди Макбет Мценского уезда
Реализм
Символизм
Брюсов Валерий Яковлевич
Акмеизм
Поэзия
Разнообразие тематики и проблематики
Драма
Возвращенная литература
Русская литература периода ВОВ
Вторая половина 50-х годов
Литература русского зарубежья
Журнал
Роды литературы
Проблема жанра произведения. Жанровые структуры
Понятийная пара содержание/форма
Сюжет
Литературный герой
Анализ формы
Текст
Главная задача литературоведения
Методика преподавания литературы
Проблемы речевого развития
Все страницы

 

Демократическая сатира 17 века и смеховой мир Древней Руси

Д. С. Лихачев. Направленность средневекового смеха, в частности, и против самого смеющегося отметил и достаточно хорошо показал М. М. Бахтин в своей книге "Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса". Он пишет: "Отметим важную особенность народно-праздничного смеха: этот смех направлен и на самих смеющихся".(1) Среди произведений русской демократической сатиры, в которых авторы пишут о себе или о своей среде, назовем "Азбуку о голом и небогатом человеке", "Послание дворительное недругу", "Службу кабаку", "Калязинскую челобитную", "Стих о жизни патриарших певчих" и др. Во всех этих произведениях совершается осмеивание себя или по крайней мере своей среды. Авторы средневековых и, в частности, древнерусских произведений чаще всего смешат читателей непосредственно собой. Они представляют себя неудачниками, нагими или плохо одетыми, бедными, голодными, оголяются целиком или заголяют сокровенные места своего тела. Снижение своего образа, саморазоблачение типичны для средневекового и, в частности, древнерусского смеха. Авторы притворяются дураками, "валяют дурака", делают нелепости и прикидываются непонимающими. На самом же деле они чувствуют себя умными, дураками же они только изображают себя, чтобы быть свободными в смехе. Это их "авторский образ", необходимый им для их "смеховой работы", которая состоит в том, чтобы "дурить" и "воздурять" все существующее."Служба кабаку" и "Праздник кабацких ярыжек", "Калязинская челобитная", "Сказание о бражнике".(4) В них мы можем найти пародии на церковные песнопения и на молитвы, даже на такую священнейшую, как "Отче наш". И нет никаких указаний на то, что эти произведения запрещались. Напротив, некоторые снабжались предисловиями к "благочестивому читателю" (древнерусские пародии вообще не являются пародиями в современном смысле. Это пародии особые — средневековые). В древнерусских же сатирических произведениях осмеивается не что-то другое, а создается смеховая ситуация внутри самого произведения. Смех направлен не на других, а на себя и на ситуацию, создающуюся внутри самого произведения. Пародируется не индивидуальный авторский стиль или присущее данному автору мировоззрение, не содержание произведений, а только самые жанры деловой, церковной или литературной письменности: челобитные, послания, судопроизводственные документы, росписи о приданом, путники, лечебники, те или иные церковные службы, молитвы и т. д., и т. п. Пародируется сложившаяся, твердо установленная, упорядоченная форма, обладающая собственными, только ей присущими признаками — знаковой системой.Древнерусские пародии относятся к тому времени, когда индивидуальный стиль за очень редкими исключениями не осознавался как таковой (5). Стиль осознавался только в его связи с определенным жанром литературы или определенной формой деловой письменности: был стиль агиографический и летописный, стиль торжественной проповеди или стиль хронографический и т. д. Приступая к написанию того или иного произведения, автор обязан был примениться к стилю того жанра, которым он хотел воспользоваться. Стиль был в древнерусской литературе признаком жанра, но не автора.

В некоторых случаях пародия могла воспроизводить формулы того или иного произведения (но не автора этого произведения): например, молитвы "Отче наш", того или иного псалма. Но такого рода пародии были редки. Пародируемых конкретных произведений было мало, так как они должны были быть хорошо знакомы читателям, чтобы их можно было легко узнавать в пародии. В "Азбуке о голом и небогатом человеке" тоже был пародируемый персонаж — учащийся. "Азбука" написана как бы от лица заучивающего азбуку, думающего о своих неудачах. Персонажи эти как бы не понимали настоящего текста и, искажая его, "проговаривались" о своих нуждах, заботах и бедах. Персонажи — не объекты, а субъекты пародии. Не они пародируют, а они сами не понимают текст, оглупляют его и сами строят из себя дураков, неспособных учеников, думающих только о своей нужде. Смысл древнерусских пародий заключается в том, чтобы разрушить значение и упорядоченность знаков, обессмыслить их, дать им неожиданное и неупорядоченное значение, создать неупорядоченный мир, мир без системы, мир нелепый, дурацкий, — и сделать это по всем статьям и с наибольшей полнотой. Полнота разрушения знаковой системы, упорядоченного знаками мира, и полнота построения мира неупорядоченного, мира "антикультуры", во всех отношениях нелепого, — одна из целей пародии.