Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Билеты по зарубежной литературе первой половины 20 века - Модификация литературной традиции «романа о художнике» в романе Т. Манна «Доктор Фаустус».

Печать
Индекс материала
Билеты по зарубежной литературе первой половины 20 века
Принципы морфологии истории О. Шпенглера («Закат Европы»).
Картина мира и модернистская техника в романах Дж. Дос Пассоса «Манхеттен» и «42-я параллель».
Краткое содержание «Манхеттен» и «42-я параллель»
Критика традиций европейской культуры Фридрихом Ницше («Антихрист»; «Так говорил Заратустра»). Понятие деконструкции у Ницше.
Модель мира в романе Дж. Джойса «Улисс». Поэтика ассоциативных рядов и символического порядка в «Улиссе». Интертекстуальные связи в «Улиссе».
Интерпретация модернистских представлений о пространстве и времени в художественной структуре романа У. Фолкнера «Звук и ярость».
Архетипические фигуры Отца и Сына в модели мироздания Ф. Кафки.
Концепция человека, пространства и времени в литературе модернизма. Особенности поэтики модернистского романа «потока сознания».
Развитие Фридрихом Ницше идей А. Шопенгауэра в работе «Рождение трагедии из духа музыки». «Апполоническое» и «дионисийское» начала человеческой культуры и природы.
Повествовательная техника Дж. Джойса в романе «Улисс». «Поэтика поперечного разреза» и «поэтика экспрессивной формы» в «Улиссе». Анализ одной главы (по выбору экзаменующегося).
Модификация литературной традиции «романа о художнике» в романе Т. Манна «Доктор Фаустус».
Полемика с неоромантическими представлениями в романе Э. Хемингуэя «Прощай, оружие!». Метафизика «войны» и «мира» в романе. Поэтика романа.
Роман Г. Гессе «Степной волк» как авторская исповедь и как диагноз европейской культуры.
Психоаналитические концепции, система персонажей и символика в романе.
Поэтика романа Э. М. Ремарка «На Западном фронте без перемен». Система жизненных ценностей героя Ремарка. Мир и война как метафизика сознания у Ремарка (по романам «На Западном фронте без перемен», «Возвращение»).
Жанровые каноны в романе Ф. Кафки «Замок». Личностное и социальное пространство в романе. Символика в романе.
Учение А. Шопенгауэра о «воле» и «страдании». Его влияние на общественные настроения «конца века»
Модель мира в «южном мифе» У. Фолкнера.
Катастрофичность сознания человека 20-х гг. ХХ в. в творчестве Ф. С. Фицджеральда. «Век Джаза» как особое измерение жизни для героев Фицджеральда.
«Поиск» человека и «воспитание» человека в романе Р. Музиля «Душевные смуты воспитанника Терлеса».
Миф об «американской мечте» и национальные архетипы в романе Ф.С. Фицджеральда «Великий Гэтсби» (1925г. – век джаза (20е-30е гг.)).
Экспериментальное время в романе Марселя Пруста «По направлению к Свану» («В сторону Свана»).
Ф. Ницше как предтеча модернизма и постмодернизма.
«Так говорил Заратустра»: жанровое своеобразие; основные идеи и символы.
«Потерянное поколение» как культурологический феномен. Роман Э. Хемингуэя «Фиеста» как портрет «потерянного поколения». Символическое значение фиесты и корриды.
Все страницы

 


Модификация литературной традиции «романа о художнике» в романе Т. Манна «Доктор Фаустус».

 

Томас Манн (1875, Германия – 1955, Швейцария).

Происходил из известной своей литературной деятельностью семьи. В годы первой мировой войны Томас Манн поддерживал идею германского национализма, из-за чего поссорился с братом Генрихом. Но после того как Т. Манн убедился в бессмысленных итогах первой мировой войны, он также стал сторонником пацифизма. В 1933, убедившись, что в Германии берут верх силы фашизма, Т. Манн с семьей эмигрировал в Швейцарию. Нацисты лишили его германского гражданства. Умер Томас Манн в Цюрихе, Швейцария.

1947 – «Доктор Фаустус»

1.               Творчество Т. Манна относится к так называемому «интеллектуальному роману». Сам термин был предложен Томасом Манном в 1924 после публикации «Волшебной горы». Признаки этого типа: 1) Настоящая реальность показана сквозь призму другой действительности (Булгаков «М и М»). 2) Многоуровневость повествования. Как бы наличие разных реальностей 3) Обращение к мифологическим сюжетам (Образуются две дейстивтельности: Как человек начала ХХ века, Леверкюн имеет свое происхождение, родителей, сестру, друзей; он обитает на территории Германии, учится в университете…как доктор Фауст, Леверкюн принадлежит уже не эмпирическому миру, а миру мифа, его история вечна, его конфликт разворачивается в пространстве культуры). 4) Немецкий «интеллектуальный роман» стремится исходить из законченной, замкнутой концепции мироздания, продуманной концепции космического устройства, по законам которого оценивается и судится человеческое существование.

 

Роман «Доктор Фаустус» как модификация «романа о художнике»

Добро и зло в структуре личности художника

Литературная традиция «романа о художнике» восходит к роману И.-В. Гете «Годы учения Вильгельма Мейстера» (1795—1796). Считается, что в этом романе Гете принципиально изменил традицию «романа воспитания». Гете создал новую концепцию становления личности, отличную от концепции, пропагандируемой романом воспитания. Он показал, что путь становления человека должен пролегать не по траектории «встраивания» в какую-то внешнюю систему, а должен развивать то «зерно», то «ядро», которое изначально заложено в самом человеке. Человек не изменяется радикально при столкновении с разными житейскими ситуациями, с ним лишь происходит «метаморфоз» - видоизменение некоей «праформы».

в литературе эпохи модерна эта тенденция выглядит как оформление художественного мира произведения вокруг фантазий, иллюзий, а порой и бреда главного героя – одиночки, никем не понятого скитальца. Весь мир вокруг героя становится фантазией, сказкой, игрой («Золотой горшок» Гофмана).

Противостояние: Филистер - художник

Традиция немецкой художественной литературы противопоставлять два типа личности и два способа жизнестроительства: художник против мира филистеров - во многом восходит к творчеству Гофмана, Гете («Годы учения Вильгельма Мейстера»).

Подлинная синтетическая личность есть личность, одновременно состоящая из нескольких личностей – гений. Каждая личность представляет собой зародыш бесконечного гения». Вендель Кречмар, учитель музыки Адриана Леверкюна, прямо говорит, что нужно отказаться от нормального и здорового, если хочешь стать художником. Художник должен сознательно принести в жертву все, что может связать его с миром нормальных людей и нормальных отношений. Можно сказать, что бюргер, филистер именно в силу своей заурядности является адептом и хранителем идеи порядка и стабильности, того, что принято отождествлять с понятием «космоса». При этом бюргер вовсе не обязательно является врагом художника, нет, он, напротив, может с благоговением взирать на жизнь и труд гения и восхищаться тем, что он сам не в состоянии создать. Т

Сфера активности Цейнтблома – повседневная реальность; Адриан, как художник живет в мире своих фантазий. Можно отметить мотив некой роковой предопределенности судьбы художника, подобно предопределенности судьбы эпического героя к трагической смерти. Плата за гениальность – одиночество, сумасшествие и смерть.

Нисхождение в те глубины, где зарождается творчество, опасно полной утратой социально адаптированной личности и её распадом (см. «Кавалер Глюк», «Дон Жуан»).

Ницше, как прототип

В заметках «История «Доктора Фаустуса». Роман одного романа» Т. Манн прямо указывает на Ницше как на одного из главных прототипов Леверкюна. То, что для немецких романтиков, Ф. Ницше, и, возможно, самого Т. Манна является сферой свободной игры, свободного творчества, для обывателя Цейтблома может выглядеть как пренебрежение установленным порядком, то есть область хаоса. Например, вот, что Цейнтблом писал по поводу смеха: Не такой уж я охотник смеяться, и когда Адриан корчился от смеха, мне поневоле вспоминалась история, которую я от него же и узнал. Она была взята из «De civitate Dei» святого Августина и рассказывала о том, что Хам, сын Ноя и отец волшебника Зороастра (Заратустра! – Н. П.) был единственным человеком, который смеялся, рождаясь на свет, что могло произойти лишь с помощью сатаны». История Адриана – история европейской культуры.

Вместе с Адрианом сходит с ума и вся культура. За способности гения у него отнята способность любить, а вместе с этим и вера в высшие силы, в вечные ценности. Рационализация западной культуры, распад культуры как единого целого, «культура вместо культа», как говорил Леверкюн, ведут не только к утрате способности чувствовать и любить, но и к утрате способности верить – в смысле веры в высшую благую силу, в Бога. Жизнь и крах главного героя могут быть прочитаны как аналогия судьбы и краха Германии. Леверкюрн: «Как странно смыкаются времена – время, в которое я пишу, со временем, в котором протекала жизнь, мною описываемая. Ибо последние годы духовной жизни моего друга, 1929 и 1930, после крушения его матримониальных планов, потери друга, смерти чудесного ребенка… уже совпали с возвышением и самоутверждением зла, овладевшего нашей страной и ныне гибнущего в крови и пламени». Соотношение добра и зла в структуре мира.При выборе профессии Адриан решает стать богословом. Центблум понимает, что этот выбор продиктован высокомерием его друга. С одной стороны Адриан сможет развить многие стороны своей натуры в такой высокодуховной сфере деятельности, как богословии, но с другой Цейтблом с горечью осознает, что его друг никогда не сможет смириться перед лицом великих истин христианской религии и станет скорее аналитиком, критиком незыблемых ценностей христианской культуры, нежели чем их смиренным исследователем и хранителем.

В романе содержатся пространные рассуждения от лица Цейтблома по поводу судьбы религии в современном мире и о роли учения Мартина Лютера для дальнейшего развития христианства. Протестантская религия зародилась в такое время, когда наука, логика, анализ уже приходили на смену наивно-религиозному восприятию мира как чуда. Соответственно, Лютер и его последователи не могли отрешиться от разума. Они попытались превратить религию в науку, рационализировать «интерес к бесконечному и вечным загадкам», «насильственно и заведомо неудачно соединить две в корне различные сферы». С точки зрения Цейтблома, современное протестантское богословие есть ни что иное, как «половинчатый гибрид науки и веры в откровение Божие, а следовательно, шаг к самоупразднению». Разум не должен быть допущен в религиозные сферы. Это граничит с отречением от веры. Значит, выбор Леверкюном карьеры богослова и его обучение на факультете теологии уже был шагом в бездну.

Символична 13 глава (лекции профессора Шлепфуса): По Шлепфусу выходило, что зло, и даже персонифицированное зло, - неизбежное порождение, неотъемлемая принадлежность бытия Божия. «Порок… состоял в упоении свободой, то есть возможностью грешить, - свободой, лежащей в основе сотворения мира». Из этой теории логически вытекало несовершенство всемогущества и благости Господа, ибо он не смог своему творению придать неспособность к греху. Свобода – великая вещь, необходимое условие творения, она то, что помешало Господу оградить вас от возможности от него отречься: свобода – это свобода грешить. Профессор Шлепфус также много рассуждал о том, какими путями человек подвергается соблазнам и искушениям. По библейской легенде и по лекциям профессора выходит, что одним из наиболее часто используемых «орудий» искушения дьявол выбирает женщину. В записках Цейтблома нет прямого высказывания о том, что лекции Шлепфуса могли сыграть роковую роль в дальнейшей судьбе Леверкюна, но аналогии достаточно прозрачны: «Все это мы записывали в клеенчатые тетради, чтобы с более или менее чистой совестью снести домой».