Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Билеты по детской литературе (часть 1) - Поэзия Н. Некрасова в детском чтении.

Печать
Индекс материала
Билеты по детской литературе (часть 1)
Устное народное творчество в детском чтении.
Детский фольклор.
Появление первых книг в 16-17 веках. «Лицевой букварь».
Обзор современной детской периодической печати.
Русские народные сказки о животных, их особенности.
Поэзия И. Сурикова
Литературные сказки зарубежных писателей: Г.Х. Андерсен
Возникновение и развитие детской литературы в России.
Поэзия Н. Некрасова в детском чтении.
Прогрессивная деятельность Н.И. Новикова. Издание первого русского детского журнала «Детское чтение для сердца и разума»
Поэзия С. Черного
Пейзажная лирика А.С. Пушкина для детей.
Сказки Пушкина, их особенности. Место пушкинских сказок в кругу детского чтения.
Народная основа сюжета, образов и поэтики П.П. Ершова «Конек-Горбунок»
Картины русской природы в творчестве С. Есенина.
Деятельность К.Д. Ушинского как детского писателя.
К.Д. Ушинский. Рассказы воспитательного и познавательного характера.
Поэзия ОБЭРИУ.
Тема детства в произведениях Л.Н. Толстого. Рассказы «Косточка», «Птичка», «Корова»,»Филиппок».
Произведения А.И. Куприна о животных.
Тема детства в творчестве А.П. Чехова.
Идейно-художественный анализ произведения Н.А. Некрасова «Мороз, Красный нос»
Трагизм образа Ваньки и Варьки в рассказах Чехова «Ванька» и «Спать хочется»
Все страницы

 


Поэзия Н. Некрасова в детском чтении.


Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 1877) как поэт и организатор литера­турного процесса составляет целую эпоху в истории русской ли­тературы. Его поэзия продолжила русло, проложенное Лермонто­вым и Кольцовым. Она явилась непосредственным отражением самосознания народа, с которым Некрасов отождествлял свою Музу. Поэт говорил от имени народа и его языком.

Сын богатого помещика, Некрасов предпочел самостоятельно зарабатывать на хлеб, нежели жить за счет рабского труда кресть­ян. Представления о жизни сложились у поэта в те ранние его годы, когда он столкнулся с суровыми сторонами российской действительности, на себе изведав их тяготы.

В духовном развитии Некрасова решающую роль сыграло об­щение с Белинским, первым угадавшим его истинное призвание.

Некрасов придавал большое зна­чение воспитанию детей в духе гуманистических идеалов и служе­ния народу. С 1864 по 1873 год он написал семь стихотворений для детей, которые предполагал издать отдельной книгой. В 1870 году появилось самое, пожалуй, известное детское стихотворение Не­красова «Дедушка Мазай и зайцы» (1870).

Донести до ребенка свою любовь и уважение к простому чело­веку, сделать крестьянина близким и понятным для читателя — вот что руководило поэтом, что вдохновляло его. Интонация доб­рожелательного рассказчика, характерная для всего детского цикла Некрасова, в стихотворении «Дедушка Мазай и зайцы» особенно выразительна:

Дети, я вам расскажу про Мазая.

Каждое лето домой приезжая,

Я по неделе гощу у него.

Нравится мне деревенька его...


Вся она тонет в зелёных садах;

Домики в ней на высоких столбах...

Прекрасны картины природы, возникающие в неторопливом рассказе Мазая, вобравшие в себя наблюдения самого поэта — страстного охотника:

Вечером пеночка нежно поёт,Словно как в бочку пустую удод

Ухает; сыч разлетается к ночи,Рожки точёны, рисованы очи.

Любовь к природе должна быть не только созерцательной, но и действенной, практически разумной — таков народный взгляд. Поэт не избегает «жестоких» описаний, его доверие к сердцу и разуму маленького читателя настолько велико, что дает ему право и в этом стихотворении, и в других стихах детского цикла откры­вать те стороны жизни, которых старалась не касаться, по обще­принятым правилам того времени, детская литература.

 Некрасов всегда тщательно работал над воспитательной сто­роной детских стихов, но, кроме того, сами эти его стихи — урок бережного обращения с психикой ребенка.

В «Дедушке Мазае...» — довольно большом стихотворении, способном утомить ребенка, — происходит по­стоянное переключение внимания: то возникнет некий Кузя. «сломавший у ружьишка курок», и поэтому он «спичек таскает с собой коробок», то еще один «зверолов» — стал он так «зябок руками», что носит с собой на охоту «горшок с угольками». И композиционно-ритмическое построение стихотворения так­же предполагает дать возможность ребенку передохнуть, может быть, даже засмеяться, когда он услышит, как дедушка Мазай описывает в стиле народной прибаутки конец заячьего путеше­ствия в его лодке:

И во весь дух                                    Теперь спасайся,

Пошли зайчишки,               А чур зимой

А я им: «у-ух!                                  Не попадайся!

Живей, зверишки!               Прицелюсь — бух!

Смотри, косой,                    И ляжешь... Ууу-х!..»

Некрасов придавал особенное значение дидактизму в детской книге. И чему бы ни были посвящены его стихи для детей — дидактичность в них неизменно соседствует с поэтичностью. Автор считал, что таким образом останавливается внимание маленького читателя на той или иной нравственной идее, которая сама по себе ему еще недоступна. Характерны в этом отношении стихотво­рения «Соловьи» (1870) и «Пчелы» (1867):       


            Качая младшего сынка,   Наизусть

Крестьянка старшим говорила:

«Играйте, детушки, пока!

Я сарафан почти дошила;

Сейчас буренку обряжу,

Коня навяжем травку кушать,

И вас в ту рощицу свожу —

Пойдем соловушек послушать.

Там их, что в кузове груздей, —

Да не мешай же мне, проказник! —

У нас нет места веселей;

Весною, дети, каждый праздник

По вечерам туда идут

И стар и молод. На поляне

Девицы красные поют,

Гуторят пьяные крестьяне.

А в роще, милые мои,

Под разговор и смех народа

Поют и свищут соловьи

Звончей и слаще хоровода!

И хорошо и любо всем...

Да только (Клим, не трогай Сашу!)

Чуть-чуть соловушки совсем

Не разлюбили рощу нашу:

Ведь наш-то курский соловой

В цене, — тут много их ловили,

Ну, испугалися сетей

Да мимо нас и прокатили!... (Соловьи)

 

 


 Дидактический элемент есть, и в «Дедушке Мазае...». Есть он и в веселом стихотворе­нии «Генерал Топтыгин», и в страшном стихотворении «Желез­ная дорога», и в последнем по времени написания оптимистич­ном стихотворении детского цикла «Накануне Светлого празд­ника».

В «Генерале Топтыгине» (1867) дидактизм приобретает полити­ческий колорит, поэт употребляет здесь даже сатирические краски для, казалось бы, просто смешной истории: от подвыпивших кучеpa и поводыря укатил на тройке медведь, оставленный ими «на часок» у дверей кабачка.

В стихотворении «Железная дорога» (1864) Некрасов, согласно своим демократическим убеждениям, показывает детям и траги­ческую сторону жизни. Умершие от нечеловеческих условий труда строители железной дороги воскресают, чтобы поведать генераль­скому сыну Ване, как они

...надрывались под зноем и холодом, С вечно согнутой спиной, Жили в землянках, боролися с голодом. Мёрзли и мокли, болели цингой.

«Чудо картина» народного единения, сплочения вокруг Сим­вола Веры предстает в стихотворении «Накануне Светлого празд­ника» (1873). Люди, идущие с пучками горящей соломы к церкви на призывный звон колокола, их просветленные лица — все это рождает мысль о том, что есть еще что-то высшее, что может объединить более, чем «привычка к труду благородная»:

Народная масса Сдвигалась, росла. Чудесная, дети, Картина была!..

В стихах Некрасова, которые он не предназначал специально маленьким читателям, тоже встречаются образы детей — в детях он видел надежду на лучшее будущее, но их судьба часто трево­жила и огорчала поэта. Глубокая вера в гений народа, в великие душевные возможности его — в стихотворении «Школьник» (1856):

Ноги босы, грязно тело, И едва прикрыта грудь... Не стыдися! что за дело? Это многих славный путь.

Но «Плач детей» (1860) — стихотворение, исполненное скор­би и гнева. Поэт обращается к современникам:

Равнодушно слушая проклятья В битве с жизнью гибнущих людей. — Из-за них вы слышите ли, братья, Тихий плач и жалобы детей?

В некрасовские времена труд детей нещадно эксплуатировался нарождающимся капитализмом, и протест поэта имел конкрет­ный смысл. Дети, лишенные детства, измученные непосильным фабричным трудом, — показывая их, Некрасов надеется на ду­шевный отклик читателей-сограждан:

«Где уж нам, измученным в неволе, Ликовать, резвиться и скакать! Если б нас теперь пустили в поле, Мы в траву попадали бы — спать».

В поэме «Крестьянские дети» (1861) светлая атмосфера кре­стьянского детства поначалу противопоставляется жизни «бало­ванных деток», не ведающих тех простых радостей, что доступны крестьянскому ребенку. Встреченный поэтом в лесу «в студеную зимнюю пору» шестилетний возница не вызывает, как измученные фабричные дети, щемящего чувства. Но, размышляя о судьбе Ванюши, Некрасов считает себя обя­занным обернуть и «другой стороною медаль»:

Положим, крестьянский ребёнок свободно Растёт, не учась ничему. Но вырастет он, если Богу угодно, А сгибнуть ничто не мешает ему.

Каждый образ ребенка, каждая детская судьба, к которой об­ращался Некрасов, согреты горячей любовью автора. Однако отнюдь не уми­лительные интонации звучат в тех его стихах, где он обращается к детям.

Столь же горячо, как и детей, поэт любил русскую природу. Он всей душой стремился передать это чувство своим читателям, в том числе и маленьким. Считая, что его поэтическое слово — это глас народа, он постоянно рисовал органическую связь жиз­ни народной с природой, с ее животворящими силами. В детскую литературу давно перешли созданные Некрасовым образы, оли­цетворяющие русскую природу, — Зеленый Шум и Мороз, Крас­ный нос. Именно в таких персонажах особенно ясно просматривается народность некрасовского творчества, его тесная связь с жизнью народа, ведь эти образы пришли в его поэзию прямо из сказок и поверий. При всем этом картины природы у него — образцы вы­сокой поэзии.