Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Шпаргалки к экзамену по русской литературе первой половины 20 века - Идейно-художественное своеобразие повести Горького «Фома Гордеев».

Печать
Индекс материала
Шпаргалки к экзамену по русской литературе первой половины 20 века
Повесть Бунина «Деревня». Идейно-художественное своеобразие, значение повести
Общечеловеческая повесть Куприна «Поединок»
Роман Горького «Мать». Идейно-художественное своеобразие, проблематика, современное восприятие романа.
Пьеса Горького «На дне». История создания, жанр, проблематика.
Дореволюционное творчество Есенина. «Идейно-художественное своеобразие и мастерство поэта».
Дореволюционное творчество Цветаевой.
Значение романа Шмелева «Лето Господне».
Повести Андреева «Жизнь Фивейского», «Красный смех». Проблематика, художественное своеобразие.
Пьеса Горького «На дне» как социально-психологическая драма.
Идейно-художественное своеобразие Куприна «Молох».
Поэзия и судьба Гумилева. Идейно-художественное своеобразие и мастерство поэта.
Своеобразие рассказов Горького 90-х гг. 19 в. Проблематика и художественная специфика.
Мотивы любви в творчестве Куприна.
Идейно-художественное своеобразие повести Горького «Фома Гордеев».
Творческие принципы писателей акмеистов.
Дореволюционное творчество Ахматовой. Художественная специфика и значение поэзии Ахматовой.
Повесть Горького «Трое». Проблематика и идейно-художественная специфика
Русский символизм. Его черты, значение.
Русский футуризм. Его основные черты и значение.
Идейно-художественное значение повести Зайцева «Голубая звезда».
Творческий путь Бунина дореволюционного периода. Гуманистическое и общечеловеческое в творчестве писателя.
Идеи и образы поэзии Бунина дореволюционного периода.
Роман Серафимовича «Город в степи». Метод, жанр, проблематика.
Поэзия и судьба Мандельштама. Идейно-художественное своеобразие и значение творчества Мандельштама.
Дореволюционное творчество Маяковского. Современное восприятие поэзии Маяковского.
Драматическая трилогия Горького об интеллигенции («Дачники», «Дети солнца», «Варвары»). Ее значение и художественное своеобразие.
Общечеловеческое и гуманистическое в поэзии Блока. Современное восприятие поэзии Блока.
Своеобразие и значение творчества Вересаева.
Раннее творчество Вересаева.
Основные особенности развития русской литературы 20 века.
Значение и художественное своеобразие пьесы Горького «Мещане».
Повесть Шмелева «Человек из ресторана». жанр, проблематика, стиль.
Идейно-художественное своеобразие рассказа Зайцева.
«Окуровский цикл («Городок Окуров», «Жизнь М.Кожемякина»)» Горького. Художественное своеобразие и мастерство писателя.
Дореволюционные рассказы Серафимовича. Проблематика и идейно-художественная специфика.
Поэзия Брюсова. Проблематика и художественное своеобразие.
Рассказы Андреева кон. 90-х гг. Метод, жанр, стиль.
Автобиографическая трилогия Горького («Детство», «В людях», «Мои университеты»). Ее значение и художественное своеобразие.
Дореволюционное творчество Толстого. Проблематика и художественное своеобразие повестей писателя.
Все страницы

 


Идейно-художественное своеобразие повести Горького «Фома Гордеев».


В новых исторических условиях становится более глубоким и всеобъемлющим и реализм Горького. Писатель обратился в своих произведениях к анализу жизни разных классов и социальных слоев русского общества.

 В повести «Фома Гордеев» (1899) писатель впервые дал широкую и разностороннюю картину капиталистического строя. Сам Горький признавал, что для него это — переход «к новой форме литературного бытия…».

 Широко и выпукло выписаны Горьким типические фигуру капиталистов. Писатель сумел сочетать индивидуальное своеобразие каждого из героев с их социальной сущностью.

 Ананий Щуров олицетворяет собой вчерашний день русского капитализма с его откровенным хищничеством, отсталостью, прямолинейной реакционностью. Он враг технического прогресса. Разбогатевший ценой преступлений, он выступает в романе яростным и злобным врагом народа.

 Более сложен образ заводчика Якова Маякнна. Горький пишет, что Маякнн пользовался среди купечества уважением, «славой «мозгового» человека и очень любил ставить на вид древность своего рода». Маякин — своеобразный идеолог буржуазии, рвущейся к политической власти. Людей он делит на рабов, обреченных всегда подчиняться, и господ, призванных повелевать. Господами, повелевающими в стране, должны быть, по его мнению, капиталисты. Жизненная философия Маякина раскрывается в его афоризмах.

 «Жизнь, брат Фома, — говорит он своему воспитаннику, — очень просто поставлена: или всех грызи, или лежи в грязи… Тут, брат, подходя к человеку, держи в левой руке мед, а в правой нож…»

 Из мира маякиных и щуровых Горький выделяет Фому Гордеева. Горький писал, что повесть «должна быть широкой, содержательной картиной современности» и в то же время на фоне ее должен бешено биться энергичный здоровый человек, ищущий дела по силам, ищущий простора своей энергии. Ему тесно. Жизнь давит его…».

 Фома тоже принадлежит к буржуазному классу. Но он не успел превратиться в хищного стяжателя, ему свойственны простые и естественные человеческие чувства.

 Жестокие, отвратительные нравы капиталистического мира, подлость и преступления его хозяев производят на Фому Гордеева потрясающее впечатление, и он восстает против этого мира. На празднестве у Кононове Фома бросает в лицо купцам и фабрикантам гневные слова: «Вы не жизнь строили — вы помойную яму сделали! Грязищу и духоту развели вы делами своими. Есть у вас совесть? Помните вы бога? Пятак — ваш бог! А совесть вы прогнали… Куда вы ее прогнали? Кровопийцы! Чужой силой живете… чужими руками работаете! Сколько народу кровью плакало от великих дел ваших?»

 Но бунт Фомы бесцелен и бесплоден. Горячая, искренняя речь Фомы на празднестве кончается тем, что Маякнн объявляет его сумасшедшим.

 Бунт Фомы показал, что буржуазия не только отвратительна, но и неизлечимо больна. Знаменательно, что уже в «Фоме Гордееве» наряду с образами капиталистов появляются образы пролетариев. Они даны еще бегло, мимоходом. Но в противовес волчьим законам мира маякиных в их среде господствуют единение и товарищество. Рисуя рабочих, писатель чувствует в них ту силу, которая призвана уничтожать власть щуровых и маякиных.

 Один из нижегородских купцов — Бугров так отзывался о Горьком и его повести: «Это вредный сочинитель, книжка против нашего сословия написана. Таких -в Сибирь ссылать, подальше, на самый край».

 Повесть в такой степени была проникнута ненавистью к буржуазному миру, что стала действенным средством революционной пропаганды. Писатель Ф. Березовский вспоминает: «Мы, старые подпольщики, очень часто читали рабочим на наших подпольных собраниях такое произведение Алексея Максимовича, как «Фома Гордеев», особенно последнюю главу — сцену на пароходе.

 Почему же мы читали эту сцену? Да потому, что жгучие слова ненависти, которыми пропитаны эти страницы, рабочие воспринимали как сигналы борьбы не только с самодержавием, но и с буржуазией».

“Фома Гордеев” — это повесть о крепнущей буржуазии и о том, как она набирала силы.
Недаром ее идеолог Маякин считает, что становится интереснее жить. Повесть Горького, однако, не только показывает рост русской буржуазии. Основной замысел повести — как в этой действительности “должен биться энергичный, здоровый человек, ищущий дело по силам, ищущий простора своей энергии”.
В повести создана целая галерея образов “хозяев жизни”.
Вот Анатолий Саввич Щуров, крупный торговецлесом, один из воротил купеческого мира, о котором Маякин говорит: “Хитрый старый черт... Преподобная лиса... возведет очи в небеса, и лапу тебе за пазуху запустит да кошель-то и вытащит... Поостерегись!..”
Но и сам Яков Маякин в хитрости никому не уступит. Это своего рода идеолог купечества, “мозговой человек”, как называли его купцы. Он обучает крестника Фому своей “философии”: “Купец в государстве — первая сила, потому что с ним — миллионы!” Поэтому, говорит он, дворяне и чиновники должны посторониться и дать купцам простор для применения своих сил и вложения капиталов. Анатолий Щуров — представитель старого, дикого, патриархального купечества. Он против
новшеств, против машин, облегчающих жизнь, против свободы. “От свободы человек гибнет!” — злобно пророчит он. Яков Маякин тоже представитель старого купечества, но он умеет приспосабливаться к любым условиям. Его сын Тарас и зять Африкан Смолин продолжают дело отцов, придав ему европейский лоск, действуя более расчетливо, более трезво. Они рвутся к власти и стремятся преобразовать промышленность на европейский манер.
Но уже в старшем поколении, среди тех, кто основывал состояние, были люди, которые внутренне протестовали против порядков этого мира, хотя и не могли противиться складывавшимся экономическим отношениям. Таков Игнат Гордеев — одаренный и умный человек из народа, жадный до жизни, “охваченный неукротимой страстью к работе”, в прошлом водолив, а теперь богач — владелец трех пароходов и десятка барж. “Жизнь его не текла ровно, по прямому руслу, как у других людей, ему подобных, а то и дело, мятежно вскипая, бросалась вон из колеи, в стороны от наживы, главной цели существования”.
Его сын Фома не может идти по пути накопительства и стяжательства, инстинктивно тянется к красоте, не хочет и не умеет фальшивить.
Мир собственнических отношений для него “тюрьма”:
“...Душно мне... Ведь разве это жизнь? Разве так живут? Душа у меня болит! И оттого болит, что — не мирится!” “Не жизнь вы сделали — тюрьму... Не порядок вы устроили — цепи на человека выковали... — говорит Фома купцам.
— Душно, тесно, повернуться негде живой душе... Погибает человек!.. Вы не жизнь строите — вы помойную яму сделали! Грязищу и духоту развели вы делами своими... Вы испортили жизнь! Вы все стеснили... от вас удушье... от вас!”
Фома — “здоровый человек, который хочет свободы жизни, которому тесно в рамках современности”. Он упорно “выламывается” из мира хозяев, и в этом Горький видит показатель неустойчивости современной жизни, показатель того, что настанет время ее изменить. Фома не понимает до конца устройства жизни, не знает путей и методов ее изменения, далек от передовой интеллигенции и народа, не находит с ними общего языка, хотя в душе тянется к ним. Он много думает над жизнью, но у него нет тяги к знаниям и книге (“...пусть голодные учатся, мне не надо...”), общество умных и образованных людей отпугивает Фому. Стремления иметь друзей он не ощущает. Мир собственности, который Фома отвергает, купеческий уклад жизни наложили на него свою печать; он рано познал “снисходительную жалость сытого к голодному”. В конце
повести Фома повержен и унижен; маякинский мир торжествует победу над бунтарем. Победу над слабым и запутавшимся человеком, но не над читателем, перед которым Алексей Максимович Горький раскрыл всю неприглядность царства щуровых и маякиных.