Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Шпаргалки к экзамену по русской литературе первой половины 20 века - Рассказы Андреева кон. 90-х гг. Метод, жанр, стиль.

Печать
Индекс материала
Шпаргалки к экзамену по русской литературе первой половины 20 века
Повесть Бунина «Деревня». Идейно-художественное своеобразие, значение повести
Общечеловеческая повесть Куприна «Поединок»
Роман Горького «Мать». Идейно-художественное своеобразие, проблематика, современное восприятие романа.
Пьеса Горького «На дне». История создания, жанр, проблематика.
Дореволюционное творчество Есенина. «Идейно-художественное своеобразие и мастерство поэта».
Дореволюционное творчество Цветаевой.
Значение романа Шмелева «Лето Господне».
Повести Андреева «Жизнь Фивейского», «Красный смех». Проблематика, художественное своеобразие.
Пьеса Горького «На дне» как социально-психологическая драма.
Идейно-художественное своеобразие Куприна «Молох».
Поэзия и судьба Гумилева. Идейно-художественное своеобразие и мастерство поэта.
Своеобразие рассказов Горького 90-х гг. 19 в. Проблематика и художественная специфика.
Мотивы любви в творчестве Куприна.
Идейно-художественное своеобразие повести Горького «Фома Гордеев».
Творческие принципы писателей акмеистов.
Дореволюционное творчество Ахматовой. Художественная специфика и значение поэзии Ахматовой.
Повесть Горького «Трое». Проблематика и идейно-художественная специфика
Русский символизм. Его черты, значение.
Русский футуризм. Его основные черты и значение.
Идейно-художественное значение повести Зайцева «Голубая звезда».
Творческий путь Бунина дореволюционного периода. Гуманистическое и общечеловеческое в творчестве писателя.
Идеи и образы поэзии Бунина дореволюционного периода.
Роман Серафимовича «Город в степи». Метод, жанр, проблематика.
Поэзия и судьба Мандельштама. Идейно-художественное своеобразие и значение творчества Мандельштама.
Дореволюционное творчество Маяковского. Современное восприятие поэзии Маяковского.
Драматическая трилогия Горького об интеллигенции («Дачники», «Дети солнца», «Варвары»). Ее значение и художественное своеобразие.
Общечеловеческое и гуманистическое в поэзии Блока. Современное восприятие поэзии Блока.
Своеобразие и значение творчества Вересаева.
Раннее творчество Вересаева.
Основные особенности развития русской литературы 20 века.
Значение и художественное своеобразие пьесы Горького «Мещане».
Повесть Шмелева «Человек из ресторана». жанр, проблематика, стиль.
Идейно-художественное своеобразие рассказа Зайцева.
«Окуровский цикл («Городок Окуров», «Жизнь М.Кожемякина»)» Горького. Художественное своеобразие и мастерство писателя.
Дореволюционные рассказы Серафимовича. Проблематика и идейно-художественная специфика.
Поэзия Брюсова. Проблематика и художественное своеобразие.
Рассказы Андреева кон. 90-х гг. Метод, жанр, стиль.
Автобиографическая трилогия Горького («Детство», «В людях», «Мои университеты»). Ее значение и художественное своеобразие.
Дореволюционное творчество Толстого. Проблематика и художественное своеобразие повестей писателя.
Все страницы

Рассказы Андреева кон. 90-х гг. Метод, жанр, стиль.


Сначала перед читающей публикой явился художник-реалист с несколько грустным, пессимистическим настроением, но именно художник. Это был период первых рассказов, собранных в первом томе. Здесь автор давал картины действительной жизни, Преломленные сквозь его авторскую индивидуальность, — красивые, гармоничные картины, за которыми чуялась мысль автора, но которые не были подчинены этой мысли. Художественная задача стояла здесь на первом месте, идеи же автора, его тенденции проникали в сознание читателя незаметно, естественно и ненавязчиво вместе с художественными образами. А между тем не следует забывать, что уже тогда в этих первых рассказах были даны в зародыше все последующие мысли Л. Андреева — и ужас жизни, и тщета разума, и власть тьмы.

Но постепенно художественный талант автора становится рабом его публицистической мысли. Если в первом периоде он живописал те стороны жизни, которые сильнее всего поражали его воображение, то во втором периоде он начинает подчинять свое творческое воображение запросам мысли и подыскивает темы для воплощения этой мысли. Начинается тенденциозное творчество. Таковы его рассказы: «Мысль», «В тумане», «Жизнь Василия Фивейского» и т. п., а также первые драмы: «К звездам», «Савва». И по мере того как он все более удалялся от чисто художественных задач и все более уходил в публицистику, определенно начала выступать ограниченность идейного кругозора автора, бессилие его понять и решить громадные, сложные вопросы общественности. Л. Андреев оказался без необходимого критерия. Перед лицом многообразной общественной борьбы с ее подъемами и падениями, с ее восторгами и ужасами автор был не в силах дать какую-либо оценку, кроме примитивного «суета сует» и не менее примитивного «голого человека на голой земле». Публицистические ресурсы выдающегося художника оказались на поверку скандально малы.

Человек создан для счастья, ему дана могучая мысль, в него вложены благодатные этические порывы, он прекрасен в своей юношеской целомудренности... — но перед ним воздвигнута высокая, толстая стена, о которую тщетно бьется он. Эта стена — все, что враждебно свободному развитию личности: и природа, и человеческое общество, и власть, давящая своей тупой, непреоборимой силой, и грубость, дикость, и предрассудки человека, и даже культурный прогресс, ведущий к обезличению человека. И борьба человека с этой стеной безнадежна. В этом его трагедия. Трагедия добра и красоты, которые поглощает страшная, неумолимая тьма, трагедия разума, которого ждет безумие или преступление, трагедия, наконец, самой жизни, обреченной на смерть и обесцененной смертью. Такова моральная философия Л. Андреева.

Эта философия приняла вполне законченную форму в третьем периоде его развития, совпавшем — и это особенно характерно— с эпохой революции. Тот пессимизм, который после первых поражений революции быстро охватил наименее устойчивые слои интеллигенции, толкнул и Л. Андреева к завершению его философии отрицания. Если в еще богатый революционным настроением 1906 год он мог написать такую вещь, как «К звездам», где исходом социальной борьбы является идиотизм одного борца — Николая и опошление другого — Маши, то не удивительно, что после подавления революции он бросил энтузиазм революционера к ногам Тьмы, могучую мысль заставил подчиниться формуле железной решетки, а жизнь человека объявил пустой, жалкой игрушкой некоей серой силы.

Грандиозные мировые и общественные вопросы не под силу односторонней, узкой мысли Л. Андреева. Он захотел поднять большую тяжесть и надорвался. И эта надорванность, этот противоречивый разлом красной нитью проходят через всю его деятельность. Душу большого художника тянет к вопросам огромной важности, но публицистическая мысль его, стесненная ограниченными формулами, подсказанными узким взглядом на жизнь, бессильна перед величием этих вопросов.

А потому и трагедия мысли, трагедия добра, трагедия жизни, в которые автор втискивает всю свою оценку «проклятых» вопросов, является объективно лишь одной трагедией автора, не осилившего громадных вопросов разума, нравственности, бытия...

Письмо Л. Андреева угловатое, острое, с резкими гранями, местами вдруг переходящее в красивую образную лирику. Именно в рассказах любит он длинные, округленные периоды, в которых умеет смелой, размашистой кистью дать подчас захватывающий образ (вспомните свист Цыганка в «Повешенных» или превращение героя «Тьмы»: «...И диким простором, безграничностью дремучих лесов»... и т. д.). Чего совершенно нет у Л. Андреева, так это юмора; как и большинство русских интеллигентов-писателей, при попытке к юмору он впадает в карикатуру, в шарж. Его сатира тоже сильно утрирована, карикатурна. Можно было бы сказать, что Л. Андреев прекрасный стилист, боящийся красоты стиля и усиленно делающий его угловатым и тревожащим. И в этом чувствуется отголосок публицистики. Выбор злободневных, животрепещущих тем, трактовка их в тревожащих, дергающих нервы тонах, надорванное, болезненно реагирующее перо — все эти качества свойственны скорее публицисту и, будя сейчас непомерный интерес к произведениям Л. Андреева, уменьшают их прочную, длительную художественную ценность. Искусство ревниво и тяжко карает всякую измену