Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Детская литературы. Ответы к экзамену - Поэзия Некрасова для детей

Печать
Индекс материала
Детская литературы. Ответы к экзамену
Фольклор в детском чтении и в детской литературе.
Большие фольклорные жанры, их особенности
Народная сказка и миф
Детская литература в России XV-XVIII веках
Жанр литературной сказки
Основные тенденции развития детской литературы в 19 веке
Русские учебники
Поэзия Некрасова для детей
Поэзия Некрасова для детей
Роль Горького, Чуковского, Маршака в становлении и развитии советской детской литературы, периодики и критики
Маршак – поэт, сказочник, драматург, переводчик
Нонсенс, стилизация и пародия в творчестве обэриутов (Д.Хармс)
Природоведческая книга в 20 веке. Жанр
Творчество Гайдара. Мастерство языка в повестях (Школа, РВС, Военная тайна)
Творчество Михалкова и его роль в развитии детской литературы 20 века
Своеобразие юмористических произведений одного из писателей (Драгунский, Носов)
Скандинавская детская литература 20 века (Лагерлёф, Линдгрен, Янссон)
Все страницы

 

Поэзия Некрасова для детей. Жанры, сюжет, герой, особенности стиха.

Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 1877) Сын богатого помещика, Некрасов предпочел самостоятельно зарабатывать на хлеб, нежели жить за счет рабского труда кресть­ян. Представления о жизни сложились у поэта в те ранние его годы, когда он столкнулся с суровыми сторонами российской действительности, на себе изведав их тяготы.В духовном развитии Некрасова решающую роль сыграло об­щение с Белинским, первым угадавшим его истинное призвание.

Некрасов придавал большое зна­чение воспитанию детей в духе гуманистических идеалов и служе­ния народу. С 1864 по 1873 год он написал семь стихотворений для детей, которые предполагал издать отдельной книгой. В 1870 году появилось самое, пожалуй, известное детское стихотворение Не­красова «Дедушка Мазай и зайцы» (1870).

Дети, я вам расскажу про Мазая.Каждое лето домой приезжая,Я по неделе гощу у него.Нравится мне деревенька его...Вся она тонет в зелёных садах;Домики в ней на высоких столбах...Прекрасны картины природы, возникающие в неторопливом рассказе Мазая, вобравшие в себя наблюдения самого поэта — страстного охотника:Вечером пеночка нежно поёт,Словно как в бочку пустую удод Ухает; сыч разлетается к ночи,Рожки точёны, рисованы очи.В «Дедушке Мазае...» — довольно большом стихотворении, способном утомить ребенка, — происходит по­стоянное переключение внимания: то возникнет некий Кузя. «сломавший у ружьишка курок», и поэтому он «спичек таскает с собой коробок», то еще один «зверолов» — стал он так «зябок руками», что носит с собой на охоту «горшок с угольками». И композиционно-ритмическое построение стихотворения так­же предполагает дать возможность ребенку передохнуть, может быть, даже засмеяться, когда он услышит, как дедушка Мазай описывает в стиле народной прибаутки конец заячьего путеше­ствия в его лодке:

И во весь дух                                  Теперь спасайся,

Пошли зайчишки,              А чур зимой

А я им: «у-ух!                                 Не попадайся!

Живей, зверишки!              Прицелюсь — бух!

Смотри, косой,                   И ляжешь... Ууу-х!..»

Некрасов придавал особенное значение дидактизму в детской книге. И чему бы ни были посвящены его стихи для детей — дидактичность в них неизменно соседствует с поэтичностью. Автор считал, что таким образом останавливается внимание маленького читателя на той или иной нравственной идее, которая сама по себе ему еще недоступна. Характерны в этом отношении стихотво­рения «Соловьи» (1870) и «Пчелы» (1867

Дидактический элемент есть, и в «Дедушке Мазае...». Есть он и в веселом стихотворе­нии «Генерал Топтыгин», и в страшном стихотворении «Желез­ная дорога», и в последнем по времени написания оптимистич­ном стихотворении детского цикла «Накануне Светлого празд­ника».

В «Генерале Топтыгине» (1867) дидактизм приобретает полити­ческий колорит, поэт употребляет здесь даже сатирические краски для, казалось бы, просто смешной истории: от подвыпивших кучеpa и поводыря укатил на тройке медведь, оставленный ими «на часок» у дверей кабачка.

В стихотворении «Железная дорога» (1864) Некрасов, согласно своим демократическим убеждениям, показывает детям и траги­ческую сторону жизни. Умершие от нечеловеческих условий труда строители железной дороги воскресают, чтобы поведать генераль­скому сыну Ване, как они

...надрывались под зноем и холодом, С вечно согнутой спиной, Жили в землянках, боролися с голодом. Мёрзли и мокли, болели цингой.

«Чудо картина» народного единения, сплочения вокруг Сим­вола Веры предстает в стихотворении «Накануне Светлого празд­ника» (1873). Люди, идущие с пучками горящей соломы к церкви на призывный звон колокола, их просветленные лица — все это рождает мысль о том, что есть еще что-то высшее, что может объединить более, чем «привычка к труду благородная»:

Народная масса Сдвигалась, росла. Чудесная, дети, Картина была!..

В стихах Некрасова, которые он не предназначал специально маленьким читателям, тоже встречаются образы детей — в детях он видел надежду на лучшее будущее, но их судьба часто трево­жила и огорчала поэта. Глубокая вера в гений народа, в великие душевные возможности его — в стихотворении «Школьник» (1856):

Ноги босы, грязно тело, И едва прикрыта грудь... Не стыдися! что за дело? Это многих славный путь.

Но «Плач детей» (1860) — стихотворение, исполненное скор­би и гнева. Поэт обращается к современникам:

Равнодушно слушая проклятья В битве с жизнью гибнущих людей. — Из-за них вы слышите ли, братья, Тихий плач и жалобы детей?

В некрасовские времена труд детей нещадно эксплуатировался нарождающимся капитализмом, и протест поэта имел конкрет­ный смысл. Дети, лишенные детства, измученные непосильным фабричным трудом, — показывая их, Некрасов надеется на ду­шевный отклик читателей-сограждан:

«Где уж нам, измученным в неволе, Ликовать, резвиться и скакать! Если б нас теперь пустили в поле, Мы в траву попадали бы — спать».

В поэме «Крестьянские дети» (1861) светлая атмосфера кре­стьянского детства поначалу противопоставляется жизни «бало­ванных деток», не ведающих тех простых радостей, что доступны крестьянскому ребенку. Встреченный поэтом в лесу «в студеную зимнюю пору» шестилетний возница не вызывает, как измученные фабричные дети, щемящего чувства. Но, размышляя о судьбе Ванюши, Некрасов считает себя обя­занным обернуть и «другой стороною медаль»: