Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену по Теории политики. Часть 1 - Концепция турбулентного происхождения политики

Индекс материала
Ответы к экзамену по Теории политики. Часть 1
Деонтологический и телеологический принципы построения политической теории
Критерии дифференциации и систематизации политических наук
Функции политической науки
Политическая наука как учебная дисциплина
Исторические и логические этапы развития политической науки
Особенности парадигмального измерения политики
Принципы теологического понимания политики
Отличительные черты информационно-кибернетического подхода к проблемам развития политики
Особенности биополитической трактовки политики
Географическая парадигма в политической теории
Позитивистские и бихевиоралистские традиции в понимании политики
Концепция политического К.Шмитта
Неолиберальные (Дж.Роулс) и неоконсервативные (Р.Нозик) теории политики
Коммунитаризм (С.Макинтайр), неомарксизм (А.Грамши, Н. Пуланзас) и франкфуртская школа
Пуланзас
Структурализм (К.Леви-Стросс) и постструктурализм (М.Фуко, Ж.Деррида)
Мишель Фуко
Модернизм и постмодернизм (У.Бек, Ж.Бодрийяр, Э.Гидденс)
Постмодернизм
Культур-антропологические и аксиологические идеи и подходы в толковании политики
Концепция турбулентного происхождения политики
Политогенез, основные источники
Функции политики в общественной жизни
Все страницы

Концепция турбулентного происхождения политики (Д.Розенау).

Для характеристки эпохи, начавшейся после Второй мировой войны и продолжающей в настоящее время, определемой Розенау как постмеждународная политика, он использует концепцию турбулентности, которая предполагает напряжённость и перемены, когда структуры и процессы, которые обычно поддерживают политику, неустойчивы и в них происходит переустройство. Таким образом, турбулентность – это более чем смятение и потрясение, сопровождающие сдвиги в основных переменных составляющих. Отличительными признаками неустойчивости является то, когда структуры расшатываются, развёртываются новые процессы, результаты становятся недолговечными, а система вступает в период длительного неравновесия. .

В социальном плане это проявляется в технологических прорывах, кризисах власти, нарушениях согласия, революционных переворотах, конфликтах поколений и других сил, преобразующих человеческую жизнь, на фоне которой они происходят.

Из этого следует, что неопределённость является главной характеристикой турбулентной политики.

Опирающиеся на сложность, динамизм и взамозависимость событий, турбулентные ситуации имеют тенденцию характеризоваться быстрой реакцией, настоятельными требованиями, временными союзами, резким изменением политики, то есть тем, что быстро, хотя и беспорядочно, направляет ход событий по ложному пути конфликта и сотрудничества.

Ещё один характерный признак политической турбулентности - параметрические изменения. Турбулентность считается установившейся только тогда, когда основные параметры мировой политики, поглощаются большой сложностью и высокой степенью динамизма.

Следовательно, когда способности восприятия окружающего мира, опыт, отношения и структуры, которые поддерживали параметры мировой политики, начинают разрушаться, где существующие правила управления более не служат сдерживанию поведения и исходов, ход событий вынужден становиться турбулентным.

Турбулентность постмеждународной политики не следует отождествлять с насилием. Изучение турбулентности сводится к анализу реакции на неопределенность, на перемены, вызванные развитием техники и технологий, а также небывало масштабной глобальной взаимозависимостью, и война является лишь одной из форм такой реакции при чем менее возможной.

В некоторых отношениях войне не присущи неопределенности, характерные для турбулентности. С началом войны противостояние сторон приобретает нескрываемый характер, цели проводимой политики становятся очевидными, а задачи на будущее – недвусмысленными.

Розенау приводит перечень движущих сил, приводящих к турбулентности.

1) переход от индустриального к постиндустриальному миропорядку и развитие техники и технологий, в особенности микроэлектроники, которая ускорила движение информации, тем самым усилив взаимодействие людей и событий.

2) возникновение явлений, таких как загрязнение атмосферы, терроризм, наркоторговля, валютные кризисы и СПИД, которые являются прямым продуктом более сильной глобальной взаимозависимости и отличатся от традиционных политических проблем тем, что носят транснациональный характер.

3) меньшая способность государств и правительств находить приемлемые решения главных политических проблем, отчасти потому что всецело они не подлежат их юрисдикции, отчасти потому что старые проблемы все теснее переплетаются с крупными международными проблемами.

4) ослабление целостных систем и приобретение подсистемами большей стройности и эффективности, что усиливает тенденции к децентрализации на всех организационных уровнях, которые резко контрастируют с тенденциями к централизации (понимаемых здесь как национальная государственность или транснационализм).

5) опыт и восприятие окружающего мира взрослым населением планеты, которое образует государства. При возросшей аналитической способности населения и возросшем самосознании собственного отношения к власти простые люди сегодня, в отличие от своих предков, не настолько отстранены, несведущи и управляемы.

Субстанциональный подход в объяснении политики.

Большинство исследователей, исходящих как из политико-правового, социологического, философского, исторического, так и из собственно политологического концептуального базиса, трактуют политику в качестве некоего макроявления, возникающего в результате интеракций групповых (коллективных) субъектов по поводу использования ими прерогатив государственной власти. Иными словами, они признают, что синтез двух социальных субстанций — власти и государства, позволяя в целом именовать данный подход субстанциональным, создает качественно новую предметно обусловленную и организованную среду, где субъекты и носители властных интересов, заинтересованные в перераспределении ресурсов, оспаривают прерогативы самого мощного общественного института. Понятно, что в рамках этой парадигмы теоретико-предметные различия обусловлены в основном теми или иными акцентами на многообразные аспекты взаимодействия власти, государства и групповых субъектов.