Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Современные международные отношения. Часть 3 - Последствия иракской компании

Индекс материала
Современные международные отношения. Часть 3
Возможности урегулирования палестино-израильского конфликта
Арабо-израильские войны
Кэмп-Дэвидский процесс
Корейская проблема в современных условиях
Международные аспекты корейского урегулирования
Ислам и международный терроризм
Ислам и международный терроризм
Проблема разоружения в СМО
Современное состояние ближневосточного кризиса
Современное состояния палестино-израильских отноше­ний
Проблемы обеспечения безопасности в Южной Азии
Тигры освобождения Тамил Илама (Шри-Ланка)
Положение в Непале
Иракский кризис и его последствия для международной и региональной безопасности
Последствия иракской компании
Роль геополитики в становлении современных международных отношений
Афганский конфликт
Международная реакция на ввод советских войск в Афганистан
Военные операции в Афганистане США и Вели­кобритании
Афганский конфликт и его последствия для международной безопасности
Природа современных международных конфликтов
Иранская ядерная программа
Иранская ядерная программа и сохранение режима нераспространения ядерного оружия
Причины возникновения балканского кризиса и перспективы его урегулирования
Косовский кризис
Все страницы

Последствия иракской компании

Как бы ни хотел признавать это президент Соединенных Штатов Джордж Буш, но временная фора, отведенная ему историей для иракской кампании, приближается к концу. Пришло время подумать о том, как минимизировать не только американские потери в Ираке, но и трагические последствия, спровоцированные этой затяжной войной. Ведь в начале вторжения (почти четыре года назад) бушевцам казалось, что после свержения диктаторского режима Саддама Хусейна они очень быстро утвердят в Ираке «эталон демократии» для ближневосточных стран, а на самом деле создан «эталон» того, чего ни в коем случае больше нельзя повторять.

Можно просчитать несколько сценариев в случае вывода американских войск из Ирака.

Один из нихразвертывание широкомасштабной гражданской войны, которая вполне может переброситься на соседние государства. Собственно, миссия американской администрации заключается в том, чтобы за оставшееся время довести Ирак до такого состояния, чтобы он был управляемым, стабильным и мог дать отпор как внутренней, так и внешней агрессии. Но что делать в том случае, если мирного взаимопонимания между суннитами и шиитами достичь не удастся? Как тогда избежать гражданской войны, этнических чисток и кровопролития?

Своим вторжением в Ирак США спровоцировали еще один «террористический фронт». Таким образом был создан еще один Афганистан, в котором исламские радикалы-джихадисты нашли новую базу и новый повод для объединения своих террористических усилий. Сегодня опасность распространения терроризма за пределы Ирака вполне реальна. Поскольку существует серьезный риск того, что в ближайшие годы Ирак будет «экспортировать» джихадистов, воевавших на его территории. Они, вернувшись каждый на свою родину, смогут переключить собственные террористические усилия на ближневосточные и европейские страны.

Хотя существует еще одна реальная угроза. Неутихающие акты насилия в Ираке могут втянуть другие страны в еще более масштабный конфликт. Если в ближайшем будущем не удастся обуздать религиозную вражду, может произойти раскол Ирака. В этом случае у соседних стран, которые, безусловно, заинтересованы в сохранении территориальной целостности Ирака, не останется другого выхода, как отважиться на интервенцию. Интервенция же может привести к тому, что в региональную войну будут втянуты соседние с Ираком страны. В том числе Иран, Иордания, Сирия, Саудовская Аравия и, возможно, даже Турция. Ситуация в Ираке столь беспокоит руководство соседних стран, что власти Саудовской Аравии даже планируют построить 900-километровую защитную стену вдоль всей границы с Ираком, чтобы не позволить боевикам пробираться на свою территорию.

Кроме того, по данным Международной организации по миграции, в 2006 году количество внутренних беженцев (то есть лиц, вынужденно перемещающихся в пределах одной страны) в Ираке возросло на 360 тысяч и достигло полутора миллионов человек. Последняя волна внутренне перемещенных лиц спровоцирована ростом межконфессионального насилия, вооруженными столкновениями и растущей преступностью. Международная организация по миграции с 2003 года отвечает за предоставление чрезвычайной помощи вынужденным переселенцам в центральных и южных районах Ирака. Ее эксперты отмечают, что сегодня иракские внутренние беженцы остро нуждаются в продовольствии, питьевой воде, жилье и работе. Но когда потребности вынужденных переселенцев возрастают, международное финансирование их сокращается. Так, в 2006 году с этой целью доноры выделили Международной организации по миграции всего четыре миллиона долларов. Если в Ираке такая ситуация в сфере безопасности сохранится, количество беженцев из страны в 2007 году может достигнуть одного миллиона человек.

Между тем, рассмотрев возможное развитие событий в Ираке после вывода американских войск, можно сказать, что существует целый спектр возможных сценариев. Наилучший сценарий выглядит примерно как реализация власти в Турции пятьдесят лет назад. То есть завуалированная демократическими средствами военная диктатура, которая уже в дальнейшем будет трансформироваться в ту или иную сторону. Возможно, как в Турции, — со значительными демократическими сдвигами и достижениями. Развитие такого сценария — максимальная отметка на импровизированной шкале возможной демократизации иракской действительности.

Наихудший вариант, бесспорно, если Ирак скатится к позиции Афганистана после вывода из него советских войск в 1989 году. То есть полная «талибизация», «алькаидизация» и превращение Ирака в колыбель экстремистской исламской «революции», которую начнут экспортировать в другие страны. Очевидно, в таком, самом плохом, развитии событий не заинтересована ни одна из стран мира (возможно, за небольшим исключением).

А весь спектр между этими крайностями занимают более демократические или более экстремистские стойкие позиции на территории Ирака. Хотя не исключено, что некоторое время возможно вообще полуанархическое кипение «иракского котла» в переходах от одной формы гражданской и межконфессиональной войны к другой. Это также очень опасный сценарий, поскольку он в любом случае будет подпитываться посторонними государствами, с одной стороны, а с другой — будет экспортировать анархию по крайней мере в соседние страны ближневосточного региона.

В чем же заинтересованы США, Европейский союз да и, собственно, мировое сообщество в целом? Скорее всего, большинство сойдется на лучшем варианте из вышеперечисленных. То есть на военной диктатуре с элементами показной демократизации. Поскольку сегодня вряд ли кто-нибудь может предложить реально лучший механизм. Сегодня именно от мирового сообщества зависит, насколько действенной будет такая система. Насколько она будет максимально гуманной и существенно ли будет продвигаться на пути демократизации.

То что вариант такой трансформации возможен, наглядно показала соседка Ирака — Турция, которая, несмотря на все свои спады, взлеты, другие нюансы, обеспечила своему населению такой уровень жизни, демократии, образования и общественной толерантности, которому, пожалуй, нет равных среди всех мусульманских стран. В значительной степени именно Турция могла бы помочь в развитии институтов жизнедеятельности в послевоенном Ираке. Хотя, скорее, не непосредственно, а путем консультаций и передачи своего уникального, сугубо практического опыта. Не непосредственно потому, что Турция имеет определенные разногласия с будущим послевоенным Ираком относительно известных курдских территорий и явное вмешательство было бы не очень желательным.

Говоря о реальности других вариантов, можно сказать, что вряд ли сегодня США, Европа, ряд других мощных и авторитетных стран мира позволят Ираку «скатиться» в нестабильные варианты его развития. Хотя, вероятно, некоторое время после вывода американских войск там будет происходить что-то вроде хаоса, однако с этим можно будет достаточно быстро справиться, поскольку и в самом Ираке население не желает жить в постоянном страхе, анархии и опасности.

Позиция России (из обзора внешней политики):

Интересам России не отвечало бы неконтролируемое развитие событий в Ираке с выходом на полномасштабную гражданскую войну, в которую могут быть вовлечены соседние страны. В то же время очевидно, что чем раньше внутрииракская ситуация начнет развиваться без искажающего воздействия фактора иностранного военного присутствия, тем скорее осуществится ее урегулирование. Роль внешнего фактора – международного сообщества и соседей Ирака – должна сводиться к содействию в достижении консенсуса в иракском обществе по главным вопросам будущего страны. Цель - формирование широкого национального согласия с участием всех ведущих иракских сил и обеспечение реальной вовлеченности международного сообщества, прежде всего всех без исключения соседей Ирака, в процесс урегулирования.

Собственно, в этом заключается смысл выдвинутой еще в 2003 году российской инициативы созыва представительной международной конференции по Ираку с участием лидеров всех основных этно-конфессиональных групп и ведущих общественно-политических организаций страны, включая и оппозиционные. Данное предложение остается в силе. Оно может быть востребовано в случае, если придет осознание тупиковости нынешней политики США в Ираке и возобладают реалистичные подходы к иракскому урегулированию.



 

бгкп определение