Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Современные международные отношения. Часть 3 - Проблема разоружения в СМО

Индекс материала
Современные международные отношения. Часть 3
Возможности урегулирования палестино-израильского конфликта
Арабо-израильские войны
Кэмп-Дэвидский процесс
Корейская проблема в современных условиях
Международные аспекты корейского урегулирования
Ислам и международный терроризм
Ислам и международный терроризм
Проблема разоружения в СМО
Современное состояние ближневосточного кризиса
Современное состояния палестино-израильских отноше­ний
Проблемы обеспечения безопасности в Южной Азии
Тигры освобождения Тамил Илама (Шри-Ланка)
Положение в Непале
Иракский кризис и его последствия для международной и региональной безопасности
Последствия иракской компании
Роль геополитики в становлении современных международных отношений
Афганский конфликт
Международная реакция на ввод советских войск в Афганистан
Военные операции в Афганистане США и Вели­кобритании
Афганский конфликт и его последствия для международной безопасности
Природа современных международных конфликтов
Иранская ядерная программа
Иранская ядерная программа и сохранение режима нераспространения ядерного оружия
Причины возникновения балканского кризиса и перспективы его урегулирования
Косовский кризис
Все страницы

Проблема разоружения в СМО

Договор СНВ-1. После подписания Договора РСМД усилия специалистов на переговорах сосредоточились на выработке Договора по стратегическим наступательным вооружениям. Советская сторона продолжала увязывать его разработку с решением проблем ПРО. И лишь к осени 1989 г. эта увязка была снята, после чего работа над новым договором пошла целенаправленно. Все же и после этого для завершения работы потребовалось еще около двух лет.

Договор СНВ-1 был подписан 31 июля 1991 г. 4 ноября 1992 года - Верховный Совет РФ ратифицировал Договор СНВ-1.

Основное положение Договора СНВ-1 - сокращение суммарного количества стратегических носителей каждой из сторон до 1600 единиц и количества боезарядов на этих носителях (боезаряды охватывались сокращениями впервые) - до 6000 единиц.

Для определения суммарного количества боезарядов в Договоре предусмотрены сложные правила засчета, которые позволяют вести подсчет боезарядов по их условным, а не реальным количествам. Поэтому фактическое количество боезарядов, которое могут иметь стороны, может превышать формально засчитываемое по Договору. Это породило проблему так называемого "возвратного потенциала".

При положительной в целом оценке Договора СНВ-1 тем не менее следует подчеркнуть следующие особенности:

-США приняли на себя обязательства сократить те системы, которые и без договора планировалось снять с вооружения. СССР же должен был уничтожить половину своих в то время наиболее эффективных ракет РС-20 (по классификации НАТО СС-18), способных нести всего 1540 боеголовок;

США добились также благоприятного для себя решения в отношении бомбардировщиков, по которым они и без того имели существенное преимущество, поскольку удалось установить особые подходы к зачету комплектации бомбардировщиков ядерными зарядами. В частности, для В-1В, имевшего 22 ядерных заряда (авиабомбы и раке малой дальности), засчитывался один ядерный заряд, а для В-52 - вместо полного пол винный комплект крылатых ракет. В итоге в общий зачет попало только 1099 ядерных боеприпасов, якобы поднимаемых стратегической бомбардировочной авиацией СИ (вместо 6200);

вне договора остались крылатые ракеты морского базирования с дальностью более 600 км. Однако были взяты обязательства не развертывать КРМБ в количестве, превышающем 880 единиц.

Вслед за Договором РСМД в Договоре СНВ-1 предусмотрена обширная программа инспекций (13 видов инспекций, в том числе инспекции количества боеголовок на БР), а также обмен меморандумами об исходных данных.

Выполнение Договора было рассчитано на 7 лет после его вступления в силу, а продолжительность действия Договора - на 15 лет.

Однако вступление Договора в силу задержалось до 5 декабря 1994 г. из-за распада СССР. Потребовался вывод ядерных боеприпасов с Украины, Белоруссии и из Казахстана, удаление стратегических носителей из Белоруссии и из Казахстана (Украина взялась сама ликвидировать носители), оформление преемственности обязательств этих трех бывших советских республик по Договору СНВ-1.

К 5 декабря 2001 г. (через условленные семь лет) стороны выполнили свои обязательства по сокращению СНВ.

Вслед за Договором СНВ-1, уже в условиях распавшегося СССР стороны довольно быстро - к январю 1993 г. - выработали договор о дальнейшем сокращении и ограничении СНВ - Договор СНВ-2.

Договор СНВ-2 основывался на Договоре СНВ-1. Количественные потолки устанавливались для двух временных этапов и в целом формулировались недостаточно внятно: первый этап должен был быть завершен через семь лет после вступления в силу Договора СНВ-1, второй - к 1 января 2003 г. с доведением к этому сроку числа ядерных зарядов на развернутых носителях до 3000-3500 ед.. Тяжелые МБР и МБР с РГЧ (разделяющимися го­ловными частями) должны быть полностью ликвидированы, но БРПЛ с РГЧ - разрешались.

Договор СНВ-2 намечается выполнить в два этапа:

к концу первого этапа (ориентировочно к 2000 году) стороны планируют выйти на уровень 3800 - 4250 ядерных зарядов в своих стратегических наступательных (ядерных) силах. При этом для МБР с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН) потолок определен в 1200, БРПЛ - 2160, а для тяжелых МБР 650 боезарядов;

к концу второго этапа (к 1 января 2003 года) в развернутых обеими сторонами. СНС должно насчитываться не более 3500 боезарядов, из них на БРПЛ — 1750. Предусматривается отказ сторон от МБР с многозарядными головными частями (останутся только моноблочные ракеты наземного базирования) и от тяжелых МБР. Каждая сторона обязуется иметь до 100 тяжелых бомбардировщиков, переоборудованных для выполнения задач в безъядерном варианте и не подлежащих зачету в лимиты договора.

Особое внимание в данном договоре уделяется ликвидации развернутых и неразвернутых тяжелых МБР и их пусковых контейнеров, а также процессу сокращения тяжелых бомбардировщиков.

Договор СНВ-2 в наименьшей степени затрагивает развитие морского компонента СНС США и позволяет практически полностью осуществить намеченную программу его модернизации.

К слабым сторонам Договора СНВ-2 (как и предыдущих - ОСВ-1,-2 и СНВ-1) следует отнести арифметический подход без учета различий в военно-географическом и военно-стратегическом положении США и России, сложившихся асимметрий и традиций в развитии стратегических вооружений, а также сроки реализации договора.

Весной 1997 года достигнуты договоренности о том, что срок СНВ-2 продлен до 2008-го. В предварительном плане были намечены рамки последующего соглашения СНВ-3 -до 2000 - 2500 ядерных боеголовок у каждой из сторон, причем этот уровень должен быть установлен с 31 декабря 2007 года. Стороны также договорились о выработке процедуры ликвидации ядерных боеголовок. В ходе переговоров американская сторона учла озабоченность России в отношении дестабилизирующего фактора крылатых ракет морского базирования. Было принято решение поручить экспертам обеих стран рассмотреть вопросы, связанные с КР, и найти взаимоприемлемое решение. Военные аналитики утверждают, что имеется реальная возможность разработки и заключения в ближайшей перспективе договора СНВ-4 с уровнями до 1000 -1200 ядерных боеголовок у каждой стороны.

США ратифицировали Договор 26 января 1996 г., Россия - лишь 14 апреля 2000 г. Все годы до и после ратификации Договора СНВ-2 в России не прекращались бурные дискуссии по этому Договору, общий смысл которых сводился к его осуждению.

Договор вынуждал российскую сторону перестраивать структуру своих стратегических сил, уничтожая их существующую основу - МБР с РГЧ. Уничтожая боеспособные МБР с РГЧ, Россия одновременно была бы вынуждена - для поддержания договорного уровня боезарядов (3500 ед.) дополнительно развертывать значительное число моноблочных МБР, что обременительно экономически. Предусмотренные Договором процедуры сокращения позволяли США сохранять существенный "возвратный потенциал" боезарядов, поскольку при переходе от 6000 ядерных боезарядов к 3500 ед. Россия вынуждена была бы в основном производить безвозвратную ликвидацию своих МБР с РГЧ, в то время как США (благодаря заложенным в Договор положениям) обратимые сокращения своих СНВ.

К концу прошлого столетия сроки выполнения Договора СНВ-2 стали не реальными. В 1997 г. в Хельсинки и Нью-Йорке была предпринята попытка отнести второй этап выполнения Договора с 2003 г. на конец 2007 г., однако, это не спасло дело.

Опуская детали, связанные с документами, выработанными в 1997 г. в Хельсинки и Нью-Йорке (которые, в отличие от России, США не стали ратифицировать), сразу скажем, что после отказа США от Договора по ПРО судьба Договора СНВ-2 была окончательно решена. В июне 2002 г. МИД России сделал заявление, в котором Россия более не считала себя связанной какими-либо обязательствами по этому Договору.

В целом, Договор СНВ-2 оказался мертворожденным.

После разработки Договора СНВ-2 стороны, скорее по инерции, некоторое время продолжали работу над Договором СНВ-3. Однако эти усилия в силу значительных расхождений их позиций практических результатов не дали.

С приходом в 2001 году в США к власти новой администрации Президента Дж. Буша-младшего отношение американской стороны к переговорному процессу по ядерным вооружениям существенно изменилось. Администрация США заявила о том, что детальные юридические договоренности о сокращении стратегических вооружений должны быть заменены упрощенными односторонними обязательствами сторон.

И первым шагом, подтверждающим эти теоретические установки американской администрации стал ее выход из Договора по ПРО (13 июня 2002 года - Соединенные Штаты Америки вышли из Договора по противоракетной обороне).

Так или иначе, но в этих условиях сторонам все же удалось выработать новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений - Договор о сокращении стратегических потенциалов (Договор о СНП). Договор был подписан 24 мая 2002 года, ратифицирован обеими сторонами и вступил в силу 1 июня 2003 года.

Договор о СНП существенно отличается от своих предшественников краткостью - он занимает всего две-три (в зависимости от размера шрифта) страницы.

Договором предусмотрено сокращение имеющихся у сторон стратегических ядерных боезарядов таким образом, чтобы к 31 декабря 2012 года суммарное количество таких боезарядов не превышало у каждой из сторон количества 1700-2200 единиц. При этом состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений каждая сторона вольна определять по своему усмотрению. Одновременно стороны признали, что Договор СНВ-1 (он теперь назван просто Договором о СНВ) остается в силе. Договор действует до 31 декабря 2012 года.

Больше в Договоре ничего нет (за исключением необходимых дипломатических формул о порядке вхождения Договора в силу и его регистрации в ООН).

Договор - вслед за Договором СНВ-2 - тоже подвергся было бурному обсуждению российскими экспертами. Но затем дискуссия стихла.

Дискуссия стихла потому, что все же есть объективные причины считать Договор о СНП положительным явлением в переговорной разоруженческой практике России и США.

Прежде всего необходимо ясно представлять, что российские стратегические ядерные силы переживают в настоящее время сложный период - не только в связи с экономическими проблемами России, но и в результате естественного старения ракетных комплексов в предстоящие годы - именно в те годы на которые рассчитано действие нового Договора. В этих условиях для США было бы проще всего вообще не идти ни на какие дальнейшие договоры. Все предстоящее десятилетие они могли бы оставаться в рамках продолжающего действовать Договора СНВ-1, сохраняя свои стратегические силы на уровне 6000 развернутых ядерных боезарядов. США. Тем не менее, по Договору о СНП идут на сокращение своих развернутых ядерных сил примерно в три раза от существующего уровня по Договору о СНВ, давая обязательство иметь к 31 декабря 2012 года в боевом составе своих стратегических наступательных вооружений примерно столько же ядерных боезарядов, сколько фактически их сможет иметь российская сторона. Получается так, что вынужденно снижая количество стратегических вооружений, российская сторона связывает такими же обязательствами по сокращению и американскую сторону. Это главное.

Далее. Существенное значение имеет тот факт, что Договор имеет юридический характер, а не является результатом простого выражения намерений двух Президентов, как первоначально мыслила новую договоренность американская сторона.

Новый Договор позитивен и тем, что он не накладывает ограничений на состав и структуру стратегических сил сторон и, в частности, на возможность наличия в их составе и наземных ракет с РГЧ ИН.

Не обойдены при подготовке нового Договора и вопросы его контролируемости. В качестве базовых правил будут применяться процедуры Договора СНВ-1. При этом стороны договорились о дальнейшем обсуждении путей повышения уровня "прозрачности".

Критики Договора говорят о том, что сокращения, на которые идут американцы, обратимы, поскольку сокращаемые ядерные боезаряды уничтожаться не будут, и- что более важно - изначально "освобожденные" места на стратегических носителях могут "сохраняться" и после проведения сокращений. В итоге образуется "возвратный потенциал", и США могут при желании, в последствии - хотя бы частично - вновь установить снятые ядерные боезаряды на носители. Новый Договор не запрещает подобных действий для обеих сторон. Но российская сторона, в силу объективных причин состояния своих стратегических носителей. Не сможет воспользоваться "возвратным потенциалом" в той же мере, что и американская.

Что на это можно сказать? Всеми прежними договорами о сокращении стратегических ядерных вооружений уничтожение боезарядов не предусматривалось и они допускали наличие так называемых "возвратных потенциалов". Но все же значимость "возвратного потенциала" ниже, чем "оперативно развернутого потенциала".

Во-первых, размеры "возвратного потенциала" будут определяться не только общим количеством находящихся в резерве ядерных боеприпасов, но и числом "посадочных мест" на существующих стратегических носителях. Есть основания полагать, что число таких "посадочных" мест в период действия Договора о СНП у США будет меньше, чем общее количество резервных ядерных боеприпасов.

Во-вторых, для повторного размещения "возвратного потенциала" на носителях требуется определенное (заметно длительное) время.

В-третьих, осуществляя меры контроля за выполнением Договора, в том числе инспекции на местах, можно добиваться определенной прозрачности действий в отношении "возвратных потенциалов". В целом, проблема "возвратного потенциала", очевидно, не останется без внимания российской стороны в будущих контактах по Договору о СНП.

В целом, можно утверждать, что Договор о СНП в нынешних условиях представляет собой положительное явление. Он способствует сохранению предсказуемости и стратегической стабильности в мире.

2. Ограничения нестратегического ядерного оружия

В1987 г. был подписан "Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности"  - двустороннее ратифицированное соглашение между США и СССР, которое обязало стороны  ликвидировать все ракеты средней (1000-5500 км.) и малой (500-1000 км.) дальности,  а также их пусковые установки, специальное оборудование и ракетные базы по всему миру, а также  запретить  летные испытания и производство таких ракет и их пусковых установок.

3. Ограничения обычных вооружений

Такие сокращения осуществлялись лишь в Европе, поскольку именно Европа неоднократно становилась ареной опустошительных войн, в том числе и двух мировых. "Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) был подписан руководителями 23 государств ОВД и НАТО в 1990 г.

5. Запрещение химического и биологического оружия

Женевский Протокол 1925 г., Конвенция о бактериологическом оружии 1972 г. и Конвенция 1993 г. о всеобщем запрещении и уничтожении химического оружия, а также ряд других международных документов устанавливают весьма конкретные международные нормы, запрещающие использование как химического, так и биологического (токсинного) оружия.

Выводы

1) В ходе осуществления процессов разоружения и нераспространения следует стремиться достичь равноправия между партнерами - развитыми и развивающимися странами. Режимы контроля над экспортом должны быть сбалансированы с точки зрения предотвращения распространения оружия массового уничтожения, с одной стороны, и беспрепятственного экономического развития с другой.

2) Важно отслеживать использование в военной сфере новейших технологий, способных привести к появлению их новых видов.

3) Региональным международным организациям предстоит продолжить свою работу в области ограничения обычных вооружений, координируя свою деятельность с институтами ООН, особенно, относящуюся к осуществлению операций по поддержанию и восстановлению мира, с тем, чтобы те вписывались в рамки концепции коллективной безопасности.

4) Дальнейшие успехи в области разоружения и нераспространения будут зависеть от степени благоприятности политической обстановки в мире.

 



 

www.parts01.ru интернет-магазин автозапчастей