Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену: Россия в мировом политическом процессе. Часть 1 - Динамика и структурирование политических ориентаций в совре­менной России

Индекс материала
Ответы к экзамену: Россия в мировом политическом процессе. Часть 1
Политическая власть в России: историческая традиция и современ­ность
Трансформация правящей элиты России в условиях социального пе­релома
Русское национальное сознание: потенциал и типы консолидации
Политическая культура и становление демократии в России
Модели, объясняющие процессы демократизации в России
Новые политические ценности в постсоветской России
Современная российская ситуация в свете веберовской типологии ка­питализма
Власть, политика, бизнес: проблемы, поиски, решения
Вероятные сценарии политического процесса в России в 2008-2012
Сценарий жесткого неконкурентного правления
Сценарий управляемой конкуренции
Сепаратизм и федерализм в России: пути решения проблемы
Этнонациональные конфликты и способы их решения
Институты власти в России и их взаимодействие в политическом про­цессе
Динамика и структурирование политических ориентаций в совре­менной России
Проблемы и перспективы либерализма в России
Номенклатура - закрытый тип политической элиты советской поли­тической системы
Партии в современной политической ситуации
КПРФ
ЛДПР
Справедливая Россия: родина, пенсионеры, жизнь
Ожидания электората и партийные программы
Перспективы строительств партийно-политической системы в России
Имидж современного политического лидера в России
Роль особенностей национального характера в политическом про­цессе России
Все страницы

Динамика и структурирование политических ориентаций в совре­менной России


Традиционные для советского общества политические представления и ориентации подверглись размыванию в годы перестройки, были практически разрушены ходом событий в период после путча августа 1991 г. В эти годы ускоренными темпами шел процесс деинституционализации и делигитимизации основ советского политического сознания. Можно сказать, что его первой и главной жертвой стали ценности социализма. Распад социалистических ценностей не был для большинства советских людей, как иногда казалось на поверхности, легким, относительно безболезненным процессом. Делигимизация ценностей создала весьма ощутимые психологические дефициты в личном и социальном самочувствии не только активных приверженцев этих ценностей, но и многих отвергавших их людей. События конца 80-х — начала 90-х годов нанесли не менее сокрушительный удар по другому столпу советского сознания — великодержавному синдрому. Его психологические последствия были во многом не менее драматичными, чем последствия краха социалистической идеи. Все эти разрушительные процессы образовали зияющий вакуум в социальных представлениях и политическом сознании российского общества. Перед ним объективно встала задача формирования новых ценностей. Эту функцию в принципе должна была бы выполнить интеллектуальная и политическая элита. Однако обе эти элиты оказались неподготовленными к ценностному творчеству.

Источником заполнения ценностного вакуума в годы перестройки стала нараставшая в предшествующий период оппозиционность режиму, вылившаяся в резко выраженный антикоммунизм. В качестве позитивных ценностей-идеалов на первый план выдвинулись вначале "социализм с человеческим лицом", а затем западные "либеральные" ценности, приправленные популизмом. Обе эти посттоталитарные идеологемы, в сущности, представляли собой формы ценностного импорта — либо из собственной истории, либо из западного общества. Однако импортировать всю разветвленную западную политическую культуру на неподготовленную социальную и социально-психологическую почву было невозможно. Поэтому импортируемые ценности не могли не приобрести абстрактно-стереотипного характера. Антикоммунистический вектор "требовал" их противопоставления реальному социализму, как абсолютного добра абсолютному злу. И новые идеологические стереотипы приобрели традиционный для русского общественного сознания романтически-утопический характер. Возник своеобразный парадокс: такая жестокая и прагматическая вещь, как рынок, стал предметом очередной утопии, романтизации и мифологизации. Исходя из того же противопоставления социализму, была произведена делигитимизация принципа социальной справедливости. На той же основе возникла мифологема "среднего класса", который в ближайшем будущем якобы составит основную массу населения России.

Процесс формирования четких политических ориентаций мог происходить на основе достаточно разработанной ценностной системы. Однако вновь возникавшая система либерально-рыночных ценностей была лишена необходимых для этого качеств. Реальное состояние развития рыночных отношений и гражданского общества затрудняло решение важнейшей, с этой точки зрения, задачи превращения ценностных абстракций в конкретные политические установки. Формирование новых политических ориентаций тормозится рядом факторов: быстротой и в то же время незавершенностью сдвигов в социальной структуре, что препятствует осознанию групповых интересов; несоответствием либерально-демократических идеологем реальным экономическим и социально-политическим отношениям; "кризисом сознания" интеллектуальной элиты, лишенной привычных для нее способов социального самоутверждения. Решающей же и наиболее общей причиной углубления вакуума является ситуация когнитивной неопределенности происходящих в обществе процессов. Этот вакуум крайне затрудняет осознание целей и средств политики, ее мотивационное обоснование, образующие необходимую основу политических ориентаций. К этим объективным трудностям добавляются личностные характеристики новых политиков. Для многих из них был характерен своего рода индивидуалистический синдром, т.е. внутренняя установка на чисто индивидуальное приспособление. Плюс синдром неутоленного голода — как материально-потребительского, так и статусного. И ко всему этому можно добавить традиционную неспособность к идейно-политической рефлексии, к ценностному и, вообще, социальному творчеству.

Ситуация, в которой оказались реформистски ориентированные элитарные слои, вызвала в их среде острую потребность в новых, достаточно ясных и определенных политических целях. Наиболее очевидным результатом поиска таких целей стал дрейф к государственничеству и великодержавию, попытки выехать из ценностного вакуума на коне национальной идеи. Проблема государства становится одной из важнейших. Другой является национальная проблема, обостренная в России резким сокращением геополитического пространства государства ("распад империи"), сепаратистскими реакциями на разрушающиеся централизм и унитаризм.

В результате всех этих процессов сложились две главные политические ориентации:

1.национал-государственная консервативная ориентация, сплавляющая "патриотические" идеи с остатками социалистических ценностей.

2.государственно-рыночная ориентация, нацеленная на соединение рынка, понимаемого прежде всего как право на неограниченную частную и корпоративную прибыль, с командной ролью государственного аппарата, всесторонней поддержкой со стороны государства монополистических экономических структур. Крах советской системы и развитие рыночных отношений вызвали к жизни сложный комплекс социально-психологических тенденций в массовом сознании. Первым и наиболее общим результатом этих процессов явилось "освобождение потребностей", взлет социальных ожиданий массовых слоев, особенно младшего поколения, появление так называемого "Раскованного сознания", освобожденного от барьеров и ограничений, накладываемых нормами социалистического образа жизни. Возникла и укрепилась стихийная демократическая тенденция массового сознания. И ориентация на сильного национального лидера, который призван обеспечить быстрое удовлетворение возросших социальных ожиданий в обстановке стабильности и порядка. На то же течение "работал" широко распространившийся в массовых слоях "западнический" идеал, выражавший стремление к свободному, демократическому, благоустроенному обществу. время как политики самых разных направлений отстаивали противоположную позицию.



 

проект фермы