Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ответы к экзамену: Россия в мировом политическом процессе. Часть 1 - Современная российская ситуация в свете веберовской типологии ка­питализма

Индекс материала
Ответы к экзамену: Россия в мировом политическом процессе. Часть 1
Политическая власть в России: историческая традиция и современ­ность
Трансформация правящей элиты России в условиях социального пе­релома
Русское национальное сознание: потенциал и типы консолидации
Политическая культура и становление демократии в России
Модели, объясняющие процессы демократизации в России
Новые политические ценности в постсоветской России
Современная российская ситуация в свете веберовской типологии ка­питализма
Власть, политика, бизнес: проблемы, поиски, решения
Вероятные сценарии политического процесса в России в 2008-2012
Сценарий жесткого неконкурентного правления
Сценарий управляемой конкуренции
Сепаратизм и федерализм в России: пути решения проблемы
Этнонациональные конфликты и способы их решения
Институты власти в России и их взаимодействие в политическом про­цессе
Динамика и структурирование политических ориентаций в совре­менной России
Проблемы и перспективы либерализма в России
Номенклатура - закрытый тип политической элиты советской поли­тической системы
Партии в современной политической ситуации
КПРФ
ЛДПР
Справедливая Россия: родина, пенсионеры, жизнь
Ожидания электората и партийные программы
Перспективы строительств партийно-политической системы в России
Имидж современного политического лидера в России
Роль особенностей национального характера в политическом про­цессе России
Все страницы

Современная российская ситуация в свете веберовской типологии ка­питализма

Расшифровывая в "Протестантской этике" сущность капитализма, Вебер отмечает, что его нельзя отождествлять с безудержной алчностью в делах наживы. Стремление к денежной выгоде свойственно официантам, проституткам, разбойникам, крестоносцам, посетителям игорных домов и даже нищим. Подобное стремление всегда иррационально, аффективно. Капитализм же начинается как раз с обуздания иррациональных побуждений в какой-либо организованной форме. Конечно, стремление к наживе необходимо, но оно остается внутренним мотивом, да и то лишь в том случае, если он осознан индивидом в качестве цели, для достижения которой используются разумные средства. Иначе говоря, если мы имеем дело с целерациональным действием.

Однако и его недостаточно для возникновения капитализма. "Капитализм безусловно тождествен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности... Капиталистическим мы будем называть такое ведение хозяйства, которое основано на ожидании прибыли посредством использования возможностей обмена, то есть мирного (формально) приобретательства". Приобретательство, основанное на насилии, не подпадает под квалификацию капиталистического предпринимательства, так как прибыль не достигается через процесс обмена. "Капиталистический индивид" осознает не только собственную выгоду (иначе бы его алчность не знала пределов), но и выгоду партнера. Иначе говоря, он добровольно подчиняется рациональным "правилам игры", принятым культурным сообществом. Стало быть, он разделяет те же ценности, которые разделяют другие члены сообщества. В таком случае целерациональное действие, о чем, к сожалению, умалчивает Вебер, есть также ценностнорациональное действие.

Ценностную рациональность в поступках "капиталистического индивида" важно подчеркнуть еще и потому, что ценности, разделяемые обществом, охраняемые обществом и усваиваемые отдельным человеком в процессе социализации, остаются самым мощным тормозом иррациональных стремлений к наживе. Когда ценностный слой культуры, общественные традиции разрушаются, ничто не в силах остановить разбушевавшийся поток алчности. Подобное мы видим всякий раз, когда общество переходит из одного качественного состояния, лишенного денежных мотивов и приоритетов, в другое качественное состояние, в котором разрешены все способы обогащения и не поставлены институциональные барьеры для нечестной наживы. Переход России от социализма к капитализму в конце 80-х - начале 90-х гг. XX в. иллюстрирует данное утверждение. Тем более оно соответствует логике Вебера, указывавшего, что безудержная алчность в делах наживы не тождественна духу капитализма. Но что такое дух капитализма, как не духовное состояние культуры - совокупность традиций и ценностей разделяемых (поддерживаемых и охраняемых) большинством членов общества?!

Тем не менее Вебер уходит от подобного анализа, предпочитая сосредоточиться на формальной рациональности, фундаментом которой выступает целерациональное действие. Напомним, что формальная рациональность у Вебера означает калькулируемость, количественный учет, планомерную организацию дела. "Там, где существует рациональное стремление к капиталистической прибыли, там соответствующая деятельность ориентирована на учет капитала (Kapitalrechnung). Это значит, что она направлена на планомерное использование материальных средств или личных усилий для получения прибыли таким образом, чтобы исчисленный в балансе конечный доход предприятия, выраженный материальными благами в их денежной ценности ... превышал "капитал", то есть стоимость использованных в предприятии материальных средств ...".

Капитализм у Вебера начинается не с возникновения товарно-денежных отношений и не с индустриальной революции. Он ведет свое летоисчисление с учета капитала, который может принимать самые разные формы - от примитивных записей купцов до современной бухгалтерской отчетности. Какими бы ни были разными формы, содержание, или суть учета, едино. "Такого рода исчисления совершаются на начальной стадии при составлении баланса, предшествуют каждому мероприятию в виде калькуляции, служат средством контроля и проверки целесообразности отдельных действий и помогают установить размер "прибыли" по завершении мероприятия" . Точную калькуляцию может заменить приблизительный, в соответствии с традицией, опытом и привычкой, расчет и контроль. Однако это характеризует степень рациональности, а не суть капиталистического предпринимательства. Не важно, в какой форме партнеры ведут учет - в уме или на компьютере, каким образом договариваются о сделке - письменно, устно, по телефону, факсу или как-то иначе, "важно лишь то, что хозяйственная деятельность действительно ориентирована на сопоставление дохода и издержек в денежном выражении, как бы примитивно это не совершалось .

Степень примитивности совершаемых сделок служит у Вебера фактическим критерием исторической типологизации капитализма. "Капитализм" существовал в Китае, Индии, Вавилоне, Египте, Древней Греции и Риме, в Европе средних веков и нового времени. "Существовали не только отдельные изолированные предприятия, но и целые хозяйства, полностью ориентированные на беспрерывное возникновение новых капиталистических предприятий, и постоянные промыслы ... Очевидно, что капиталистические предприятия и капиталистические предприниматели, занятые ... постоянно на данном предприятии, существуют издавна ..." .

Одна из самых трудных задач, с которой столкнулась литература о Вебере (вебериановедение), заключается в выделении исторических типов капитализма. Дело в том, что сам Вебер не оставил четкой типологии капитализма (хотя капитализм - важнейшая тема его рассуждений), подобно тому, как Маркс не оставил после себя четкой типологии классов, хотя известно, что классы составляли важнейший предмет его анализа, квинтэссенцию марксизма. Вебер довольно путанно рассуждает об американском и европейском типах капитализма, много и беспорядочно пишет об авантюристическом, торговом, фискальном, финансовом, политическом капитализме, подразумевая при этом, что речь идет о каких-то самостоятельных видах или типах. В частности, Вебер указывает на то, что "капитализм по своему типу может выступать как авантюристический, торговый, ориентированный на войну, политику, управление и связанные с ними возможности наживы" . В "Примечаниях" Вебер пишет о "капитализме ростовщиков, военных поставщиков, откупщиков должностей и налогов, крупных торговых предпринимателей и финансовых магнатов". Современный тип он называет то буржуазным промышленным капитализмом, то "рациональным промышленным капитализмом".

Пытаясь как-то систематизировать представления Вебера, специалисты предлагают различные способы реконструкции веберовской типологии капитализма. Остановимся на двух современных трактовках. Так, П. П. Гайденко увязывает веберовскую теорию капитализма с веберовской теорией социального действия и учением о формальной рациональности . Совершенно справедливо отметив тот факт, что типы действия (традиционное, аффективное, ценностно-рациональное, целерациональное) располагаются Вебером в порядке возрастающей рациональности, П. П. Гайденко пишет: "В разных типах общества те или иные действия могут быть преобладающими: в традиционных обществах преобладает традиционный и аффективный типы ориентации действия, в индустриальном - целе- и ценностно-рациональный с тенденцией вытеснения второго первым" .

Хотя явной типологии исторических форм капитализма П. П. Гайденко не дает, но совершенно очевиден предлагаемый критерий - типы социального действия. По мнению автора, Вебер не случайно расположил типы социального действия в указанном порядке; такой порядок - не просто методологический прием, удобный для объяснения: Вебер убежден, что рационализация социального действия есть тенденция самого исторического процесса". История развивается по пути углубления степени рационализации общественной жизни, а это означает восхождение общества по ступенькам капитализма - от несовершенных ко все более совершенным его формам, от традиционного к целерациональному действию.

Иной подход предлагает в книге "Макс Вебер: критика и интерпретация" (1990) английский социолог Ф. Паркин. Веберовскую типологию капитализма он предлагает реконструировать на основании выделения типа менталитета ("духа капитализма"): 1) грабительский капитализм, 2) капитализм париев, 3) традиционный капитализм, 4) рациональный капитализм . Однако когда дело доходит до конкретизации понятий, то выясняется, что критерием классификации у него выступает не менталитет, а способ хозяйствования:

грабительский капитализм - способ присвоения богатства посредством войны, грабежа и спекулятивных сделок. Представительный тип -"барон-грабитель";

капитализм париев - коммерческая деятельность (прежде всего ростовщичество), осуществляемая социальными группами-аутсайдерами, исключенными из "главного течения жизни общества". Представительный тип - евреи;

традиционный капитализм - крупное предпринимательство, существовавшее во всех цивилизациях с древнейших времен. Оно основывается ради достижения весьма ограниченных и специфических целей, нежели ради постоянного и продолжительного накопления богатства или получения прибыли;

рациональный капитализм - экономическая деятельность, осуществляемая в условиях регулярного рынка с использованием бухгалтерских книг для калькуляции. Цель - регулярное получение прибыли легальными средствами. Использование формально свободного труда неизбежно формирует класс наемных работников - пролетариат. Локализация - ограничен только западными странами.

Если первые три типа капитализма возникали независимо друг от друга в различных частях земного шара и в разные исторические эпохи, то появление четвертого типа, современного капитализма, требовало особых условий, которые были созданы всем предшествующим ходом истории. Именно их и задался исследовать Вебер в "Протестантской этике".

По мнению Ф. Паркина, он начал с разграничения двух типов условий (предпосылок), которые способствовали зарождению рационального капитализма,- нормативных и институциональных: рационального духа и материальной субстанции. Они складывались в разные исторические сроки и независимо друг от друга. Только случайная комбинация дала желаемый синтез - современный промышленный капитализм.

 

Рассмотрим теоретически возможные варианты пересечения предпосылок капитализма. Вариант (а) относит к ситуации, в которой отсутствуют и нормативные, и институциональные предпосылки, способствующие зарождению капитализма. Примером является родоплеменное общество. Вариант (б) - институциональные предпосылки уже созрели, но отсутствует рациональный экономический менталитет. Таковы восточные общества. Материальная инфраструктура (ресурсы, рабочая сила, накопление богатства, технические достижения, централизованное управление, рынок) подобных обществ вполне достаточна для формирования механизма капиталистической эксплуатации. Однако она недостаточна для гальванизации общественного движения, социальных сил, способных рационализировать всю структуру общества и создать новый тип мотивации.

Вариант (в) иллюстрирует прямо противоположную ситуацию. Капиталистический менталитет достиг высокой стадии зрелости, духовные предпосылки сформированы, но отсутствует необходимая институциональная поддержка. В истории это очень редкий случай. Вебер относит к нему Америку эпохи Франклина Рузвельта, которую довольно подробно характеризует в "Протестантской этике". Вариант (г) характеризует счастливое стечение обстоятельств: в обществе сформировались и институциональные, и нормативные предпосылки. Таков современный промышленный капитализм [27, p. 42].

Историческая реконструкция веберовской типологии капитализма, предпринятая Ф. Паркином, является на сегодня, пожалуй, самой продвинутой и аргументированной. Как всякая теоретическая модель, его реконструкция не лишена некоторого субъективизма и определенных логических натяжек. У самого Вебера нет никаких указаний на то, что необходимо выделять 4 а, скажем, не 5 или 6 типов капитализма. Второй тип - капитализм париев - у него самостоятельно не рассматривается, а роль евреев в развитии капитализма Ф. Паркином явно преувеличена. "Еврейство находилось в сфере политически или спекулятивно ориентированного "авантюристического" капитализма: его этос был ... этосом капиталистических париев" [24, с. 193]. Он являл собой полную противоположность пуританскому капитализму: "еврейский капитализм был спекулятивным капитализмом париев, пуританский капитализм - буржуазной организацией трудовой деятельности" [24, с. 260]. "Грабительский капитализм" правильнее было бы именовать "авантюристическим". Видимо, при интерпретации Вебера Ф. Паркин обильно пользовался современной литературой, которая помешала более аутентичному прочтению первоисточника.

Достоинством веберовской теории генезиса капитализма является увязка экономических и социальных аспектов. Вебер стремится раскрыть влияние экономики на социальную структуру общества. Наиболее четко он раскрыл такое влияние на примере современного капитализма, обозначив два основных класса - буржуазию и пролетариат. Они привязаны к четвертому варианту, если следовать модели Ф. Паркина. Однако для других вариантов Вебер не дает столь четкой привязки, поэтому о том, какая социальная структура, какие классы, сословия и социальные группы соответствуют тому или иному историческому типу капитализма, остается только догадываться.

Внимательнее знакомясь с текстом "Протестантской этики", можно заметить, что к 1) универсальным экономическим группам, проходящим через все четыре типа капитализма он относит только предпринимателей, а к 2) локальным - экономические группы, возникавшие и исчезавшие в связи с возникновением и исчезновением исторически преходящих форм предпринимательства. (В другом месте, а именно в "Примечаниях" в книге, Вебер называет в качестве универсальных крупных капиталистов и торговцев, хотя совершенно очевидно, что предприниматель и капиталист - разные фигуры: "владельцы крупных капиталов и торговцы существовали во все времена"  В универсальной группе предпринимателей, в свою очередь, существуют универсальные (сквозные) и локальные (тупиковые) подгруппы. Подгруппа торговцев, включающая несколько разновидностей (крупные и розничные, занятые местной и иноземной торговлей), как и подгруппы заимодавцев, экономические роли и функции которых в разные исторические эпохи менялись, но сама фигура заимодавца не исчезала. Сегодня он кредитор, спонсор, инвестор, а раньше он финансировал войны и морские разбои, выступал колонизатором и плантатором, получал на откуп домены, должности и налоги, финансировал политические партии, являлся "спекулянтом" в денежных операциях. Всех их Вебер относит к "капиталистическим авантюристам". Характерный способ наживы - фискальная эксплуатация государства, насилие, военная добыча. Обобщая свой анализ, Вебер пишет: "Капитализм грюндеров, крупных спекулянтов, колонизаторов и финансистов часто сохраняет ряд подобных черт и в современной действительности Запада даже в мирное время; особенно же близок к нему капитализм, ориентированный на войну".

Несомненно, Вебер различал авантюристический и военный капитализм, но каким образом, неясно. В дальнейшем он никак не уточняет и не конкретизирует эту мысль. Несомненно также и то, что Вебер допускал проникновение в современный капитализм остатков докапиталистических укладов и их носителей, которые носят иррационально-спекулятивный характер. Они отклоняют движения рационального промышленного капитализма от идеально-типической орбиты.

Идеальную орбиту современного капитализма у Вебера определяют такие параметры, как формально свободный труд, отделение предприятия от домашнего хозяйства, юридически оформленное разделение капитала предприятия от личного имущества предпринимателя - рациональная бухгалтерская отчетность. Вместе они составляют то, что он называет "рациональной капиталистической организацией труда". Именно она задает координаты движения современного капитализма. Значительные или незначительные "возмущения" отклоняют капитализм с его современной орбиты то в сторону авантюристического, то в сторону традиционного или какого-либо иного капитализма. В рациональную орбиту привносятся иррациональные элементы, и тогда свободный труд превращается в несвободный, предприятие - в античную эргастерию, феодальное поместье, домашнюю фабрику, товарный рынок - в иррациональную спекуляцию. Отделение места производства и продажи товаров от местожительства производителей в зачаточной форме встречалось и раньше, например в античных эргастериях и на восточном базаре. (Вебер не упоминает русскую промышленность XIX в., в которой фабрика располагалась на окраине города, а рабочая сила проживала в деревне. Полурабочие, полукрестьяне - характерный пример зачаточного отделения). Но только в современном городе отделение места работы достигло логической завершенности. То же самое можно сказать о любом параметре идеально-национальной орбиты капитализма.



 

Соломорезки. Молотковые дробилки - купить пеллеты .;Упаковочное оборудование в большом ассортименте для любых полиграфных работ