Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Шпаргалки к зачету фундаментальная структура психотерапевтических знаний - Роль границ, разбор типологии границ в психотерапии

Печать
Индекс материала
Шпаргалки к зачету фундаментальная структура психотерапевтических знаний
Психотерапия, как феномен культуры
Современное состояние психотерапевтического знания
Понятие об идеобаллическом сообществе
Интегративные и эклектические подходы
Международно признанные психотерапевтические методы
Целое - пациента
Взаимоотношения между индивидуальным и надиндивидуальным целым
Инстанция как элемент синхронического раздела теории
Возможные способы описания инстанций
Другой - в психотерапевтическом дискурсе
Роль границ, разбор типологии границ в психотерапии
Каналы - как элемент синхронического раздела
Роль телесности в психотерапии
М
Эвольвенция как способ описания пути развития личности
Купидо
История описания влечений
Обстанция
Дефект как результат взаимодействия купидо и обстанции
Рефекция как способ преодоления дефекта
Идеал как цель терапевтического вмешательства
Соотношения между теорией личности и патогенеза и теорией психотерапевтической акции
Игровая сущность техники в психотерапии
«Процедурный» и перспективный аспект техники в психотерапии.
Эксквизиция
Консоция
Понятие транстерминации
Классификация транстерминации
Понятия конвинкции и дизвинкции
Своеобразие психотерапевтической техники
Структура инсайта и катарсиса
Сопротивление в структуре психотерапии
Все страницы
 

 


Роль границ, разбор типологии "границ" в психотерапии. Границы междуинстанциями, между внешним и внутренним.

Разговор о границах был начат Фрейдом, который ввел в обиход понятие цензуры, пропускающей в сновидения подавленные желания не иначе как в символически искаженном виде. Таким образом получалось, что некое содержание должно было пересечь определенную границу, которая в данном случае отделяла одну инстанцию от другой, а именно - сознание от бесознательного. Позднее в "Я и Оно"( З. Фрейд, 1991) З. Фрейд начертал известную топографическую схему психики, отметив на рисунке соответствующие участки, не обозначив между ними однако четких границ. И в самом деле, граница здесь является метафорой, существующей лишь в воображаемом пространстве, размеры, конфигурация и характер которого нам ведомы очень приблизительно.

Разные контексты позволяют по-разному подходить к проблеме границы. Речь, в частности, может идти о том, что границы, отделяющие одну инстанцию от другой каким-то образом ослаблены. Чаще всего об этом заходит речь в концепциях патогенеза психотических нарушений, причем подразумевается, что некая нетривиальная часть бессознательного (допустим, архетипические образы коллективного бессознательного) прорывается в пространство сознания, смешивается с ним, что и определяет специфику психотических расстройств. Если есть границы внутри индивидуального целого, то почему бы им не быть на границе между индивидуальным и надиндивидуальным? Причем последнее может быть самым разным по содержанию и, так сказать наполнению. Пациент, как герой-протагонист в любой теории отделен от своего окружения известными границами. Разные теории по-разному оценивают значение силы и слабости этих границ. Так, если брать опять контекст психотических феноменов, то речь может идти о слабости границ Я или о чрезмерном их усилении - скажем, аутизме,сопровождаемом негативизмом.

Важнейшая функция границ - отделение "своего" от "чужого". Патологическое - это нечто такое, что почти всегда трактуется как чуждое, привнесенное извне. Любые внутренние инстанции, чье влияние воспринимается, как некое давление, в любой психодинамической концеции будут расцениваться, как исходно чужеродные личности, как бы навязанные со стороны (пример: Сверх-Я в психоанализе, как результат интериоризации общественно-семейные требований к соблюдению нравственных предписаний и запретов).

Говоря о работе с границами, следует вновь иметь ввиду бесконечное разнообразие открывающихся перед нами возможностей. Можно прилагать усилия к тому, чтобы усилить границу, ослабить ее. Пропустить через нее как можно больше всего, не пропускать ничего вовсе. Естественно, что каждое приграничное терапевтическое действие должно быть концептуально обосновано. Укреплять можно ослабленные границы (вспоминаем здесь хрестоматийные жалобы пациентов, которые "не могут сказать "Нет!"), ослаблять, соответственно, границы непробиваемые. Порой вся терапевтическая стратегия сводится к тому, чтобы пробить границу, которая целиком отгораживает личность от внешнего мира (имеются ввиду аутистические состояния).

Разграничение миров, предложенное Л.Бинсвангером - а именно, мир совместного-с-другими-бытия Mitwelt,мир окружающей среды Umwelt, мир собственного бытия Eigenwelt. Здесь не проводится рубежей между внешним и внутренним миром, но граница, что отделяет Umwelt от Mitwelt'а может проявляться сильным сопротивлением, направленным как против окружающего мира, так и против терапевтического вмешательства (L.Binswanger, 1957, s.95).

Следует особо остановится на том, как толкуется тема границы в гештальттерапии. Речь здесь идет о границе контакта организм/среда, которая вовсе не совпадает с границей тело/cреда. На границе контакта, по Перлзу, мы сталкиваемся с "приграничными" явлениями, происходящими по причине постоянного давления на границу, как со стороны организма, так и со стороны среды. Одно из этих приграничных явлений, проекция прорывает границу изнутри, перенося помещающиеся внутри представления на внешние объекты, а при интроекции происходит все наоборот. Конфлюенция предполагает открытость границ, а дефлексия - отгороженность от мира, когда границы закрыты (см. Ф.Перлз, 1997). Ясно, что тем самым возможность проектирования на границах не исчерпывается.

В рамках школьного дискурса, ориентированного на эту тему, мы можем размещать границы в каких угодно местах. Допустим, мы расчерчиваем карту в воображаемом пространстве личности или проводим, опять-таки воображаемые границы, на его теле. Границы, прочерченные на теле, определенные, скажем, по мышечным зажимам, или каким-нибудь еще образом, перекликаются с личностными проблемами, концентрирующимися, как им и полагается, в приграничных областях.

Привлекательность же самого этого элемента для авторов психотерапий заключается, на наш взгляд, в том, что, намечая границу, мы расчерчиваем карту для терапевтического вмешательства, намечаем участки, на которые нацелено наше психотерапевтическое действие. Граница есть в первую очередь препятствие, которое нам следует преодолеть тем или иным терапевтическим способом. Заведомо не напрасным будет наше лечебное усилие, если мы имеем перед собой такое препятствие. Образ границы всегда задействован в системе представлений о пациенте, чьи страдания или проблемы именно ограничивают его жизненное пространство, сужают круг его возможностей. Граница очень к месту в любой теории, как наглядное свидетельство ограничения свободного пространства, как место, где естественное душевное, телесное, да какое угодно движение наталкивается на болезненное препятствие - вот что здесь важно. Терапевтическая стратегия может быть противоположной в том случае, если мы Так что "граница", где бы она ни пролегала в той или иной теории - бесспорное и надежное место для размещения теоретического капитала.


Сопротивление и границы. Значение сопротивления в истории психотерапии. Возможности работы с границами.

Граница между инстанциями в контексте глубиннопсихологической парадигмы сформирована системой запретов, в процессе же психотерапии проявляется сопротивлением и терапевт судит о ней, соответственно, по той работе по преодолению сопротивления, которую ему приходится проделывать.

Разные концепции, таким образом могут формировать неоднозначное отношение к проблеме "прочности", надежности границ. В одних случаях, когда излишняя прочность границы влияет на сопротивление в процессе психотерапии (а до того способствовала развитию патологических симптомов), мы стремимся эту прочность как-бы ослабить. В других случаях, терапевтическая стратегия будет как раз направлена на укрепление некоего пошатнувшегося рубежа (например в результате эндогенного процесса), совершенно необходимого для нормального функционирования личности.

Сопротивление, целое, инстанции, границы, каналы. Как известно, Фрейд выделял типы сопротивления, исходящие от Я, Оно, или Сверх-Я. Понятно, что нет и не может быть никаких соображений, которые помешали бы нам продолжить этот список, включив в него инстанции, описанные авторами других теорий, причем все они будут равноправны. Каждая инстанция максимально стремится к собственному самоутверждению, влиянию и росту за счет всех других, и понятно, что любая из инстанций в рамках школьной теории может рассматриваться как инициатор сопротивления.

Понимание сопротивления, как чего-то такого, что исходит от целого, могло бы быть в центре теории, сочиненной в экзистенциалистском духе. Целое, как ему и полагается, в контексте достойной школьной концепции должно так или иначе стремиться к сохранению своей целостности, а тем более - автономии. Границы, как те, что отделяют инстанции друг от друга, так и те, что отделяют целое от окружающего мира, есть порождения сопротивления, сложившегося как в до начала терапии, так и в ее процессе.

Границы же, в свою очередь, как известно, могут иметь определенную историю и быть связаны с этапами эвольвенции, закрепленными в школьной нормативной хронологии. Чаще всего дело здесь обстоит так, что с течением времени под влиянием персонального опыта "иррациональные" инстанции вытесняются "рациональными", между ними формируются границы, создающие впоследствии помехи при терапии.