Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Шпаргалки к зачету фундаментальная структура психотерапевтических знаний - Дефект как результат взаимодействия купидо и обстанции

Печать
Индекс материала
Шпаргалки к зачету фундаментальная структура психотерапевтических знаний
Психотерапия, как феномен культуры
Современное состояние психотерапевтического знания
Понятие об идеобаллическом сообществе
Интегративные и эклектические подходы
Международно признанные психотерапевтические методы
Целое - пациента
Взаимоотношения между индивидуальным и надиндивидуальным целым
Инстанция как элемент синхронического раздела теории
Возможные способы описания инстанций
Другой - в психотерапевтическом дискурсе
Роль границ, разбор типологии границ в психотерапии
Каналы - как элемент синхронического раздела
Роль телесности в психотерапии
М
Эвольвенция как способ описания пути развития личности
Купидо
История описания влечений
Обстанция
Дефект как результат взаимодействия купидо и обстанции
Рефекция как способ преодоления дефекта
Идеал как цель терапевтического вмешательства
Соотношения между теорией личности и патогенеза и теорией психотерапевтической акции
Игровая сущность техники в психотерапии
«Процедурный» и перспективный аспект техники в психотерапии.
Эксквизиция
Консоция
Понятие транстерминации
Классификация транстерминации
Понятия конвинкции и дизвинкции
Своеобразие психотерапевтической техники
Структура инсайта и катарсиса
Сопротивление в структуре психотерапии
Все страницы
  

 


 
Дефект как результат взаимодействия купидо и обстанции.

Элемент теорий, который описывает собственно патологическую структуру, с которой терапевту приходится иметь дело, мы обозначили - дефект. Необходимо тщательно прописать "мишень", в которую будет метиться терапевт в процессе работы. Как ни старайся, без концепции дефекта не обойтись.

Описание и разбор клинической картины как комплекса, результата столкновения различных сил, исходящих, например, из разных частей личности, создают удобную мишень, на которую терапевт и направит свои усилия. Любая клиническая реальность должна быть переписана с языка, в котором доминируют жалобы, симптомы и синдромы, на язык, желаний, конфликтов, препятствий, где будет место инстанциям и границам, купидо и обстанциям и т.д. Только такой язык создаст условия для совершения терапевтических действий.

Очень важно, чтобы купидо неизбежно наталкивалось на препятствия, не дающие овладеть безболезненно и безнаказанно желаемым объектом, отчего индивид - носитель этого купидо в восторг не приходит. Очень сложно представить себе теоретические построения, в которых субъект безболезненно смиряется с неудовлетворенным желанием, иначе говоря, переносит купидинозные лишения без возникновения патологических последствий, например, неврозов. Для конструирования психотерапевтического процесса нам требуется не "просто" купидо, мы ведем дело, скажем так, к созданию теории "купидинозной болезни".

Представление о дефекте имеет определенные структурные закономерности.

Статико-динамический аспект. Во множестве концепций патологическое воспринимается как нечто неподвижное, как результат прекращения или, по меньшей мере, замедления процесса движения, будь то движение неких психических процессов, свободное развитие и становление личности, нестесненное перемещение в жизненном пространстве. Если возвратиться к концептам купидо и обстанции, то станет еще понятнее, почему здесь все так: купидо наткнулось на препятствие и застыло. На месте встречи купидо и обстанции движение прекращается, а напряжение, соответственно, растет. Уточняем, что речь здесь идет, конечно, об обстанции-препятствии, об обстанции как таковой.

Другой аспект, связанный с представлениями о дефекте - это аспект целостности. Принято считать, что целостное, нерасчлененное, внутренне непротиворечиво е есть здоровое, всякое же нарушение целостности, всякая разорванность, будь то психическая или экзистенциальная, личностная или телесная – это проявление патологии. Например, между инстанциями личности возникают противоречия, или же разные купидо не могут уживаться спокойно друг с другом, а границы превращаются в линии противоборства. Одним словом, целое функционирует не согласованно, а каким-то образом получается, что оно поделено на воюющие друг с другом части. При этом внутрипсихической или внутриличностной целостностью дело не ограничивается. Очень выигрышно выглядят холистические теории в экзистенциально-гуманистическом или даже трансперсональном духе, проповедующие единство личности с миром, нерасчленимую целостность.

К проблеме целостности примыкает и другая. Множество концепций дефекта в психотерапии помещаются в пространстве между полюсами полное-пустое. Полнота ощущений, переживаний, смысла относится, естественно, к здоровому полюсу, переживание пустоты, незаполненности, провала, зияния, естественно, к патологическому. Именно преодоление недостатка чувств, переживаний, любви, смыслов - вот, что составляет основу стратегий сегодняшней психотерапии.

Другой важный аспект, присущий многим теоретическим построениям - аспект отчуждения. Без сомнения, многое в структуре дефекта разделяется на "свое" и "чужое". Чужое - это нечто такое, что изначально не имеет отношения к пациенту-протагонисту, что навязано ему извне, воспринимается не только как чуждое, но и мучительно-нежелательное и уж конечно, безо всякого сомнения, рассматривается как патологическое. Многие клинические феномены самим пациентом воспринимаются, не просто как чуждые, но как навязанные извне. Чувством "навязанности" отличаются как обсессивные (собственно, навязчивости), так и истерические феномены, равно как и многие психотические. Понятно, что с такой подсказки разные авторы не могли не заняться поиском источников, из которых берутся отчужденные части личности, равно как и механизмы, при помощи которых "чужое" проникает "внутрь" и тут, конечно, не потребовалось много времени, чтобы разобраться с этим делом. Такие известные концепты, как давление отцовского авторитета переплавляющееся в "Сверх-Я" у З.Фрейда, или импульсы от архетипов коллективного бессознательного у К.Г.Юнга, или "соответствие ожиданиям" у К.Роджерса давно стали общими местами. Отчуждение возникает по преимуществу там, где мы сталкиваемся с обстанцией, и она в конце концов интроецируется-интернализуется-интериоризируется, после чего начинает портить жизнь нашему будущему клиенту уже "изнутри".


Аспекты описания дефекта в различных психотерапиях.

Необходимо тщательно прописать "мишень", в которую будет метиться терапевт в процессе работы. Как ни старайся, без концепции дефекта не обойтись. Здесь можно идти разными путями. Многие, в первую очередь, клинически ориентированные авторы исходят из феноменологического описания дефекта. Точка зрения, ориентированная на психиатрическую классификацию, весьма распространена: перед нами синдром или нозологическая единица, с которой приходится работать. Такой подход, ясное дело, совершенно неадекватен. Феноменологический взгляд не описывает конструкции, с которыми приходится иметь дело терапевту. Симптомы и синдромы соотносимы с классификационными единицами, но не могут наглядно представить поле препятствий, которое предстоит преодолеть. В большинстве терапий предпочитают иметь дело именно с узлом, который придется распутывать, с препятствиями, которые приходится преодолевать.

В то же время, описание и разбор клинической картины как комплекса, результата столкновения различных сил, исходящих, например, из разных частей личности, создают удобную мишень, на которую терапевт и направит свои усилия. Любая клиническая реальность должна быть переписана с языка, в котором доминируют жалобы, симптомы и синдромы, на язык, желаний, конфликтов, препятствий, где будет место инстанциям и границам, купидо и обстанциям и т.д. Только такой язык создаст условия для совершения терапевтических действий.

Понятно, в каждой школе имеет место свое понимание патологии. Так, в глубиннопсихологических концепцях речь идет о "комплексах" - сложных образованиях, где в застывшем виде присутствуют многие из описанных выше структурных элементов. "Эдипов комплекс", к примеру, содержит в себе представления о матери - объекте купидо, отце - агенте обстанции, а кроме того, об определенных фазах развития психики, когда это все это формируется. В "создании" комплекса принимают участие различные инстанции и в результате его возникновения образуются границы, на которых свирепствует цензура. Понятно, в других парадигмах дефект состряпан из других составных частей. Когнитивная модель представляет дефект как заблуждение, случившееся в результате неверного умозаключения. Бихевиористская концепция видит основу дефекта в условнорефлекторно закрепленных ошибочных действиях. Логотерапевтическое понимание дефекта связано с фрустрированным стремлением к смыслу.

В сущности, смысл психотерапевтической теории заключается в том, чтобы создать систему коррелятов, которые могут быть использованы при разборе конкретного случая. Мы можем построить связь между наблюдаемыми феноменами и всеми элементами теории, что обсуждались в предыдущих разделах, а также их сочетаниями. Таким образом формируется винкционная структура (vincio лат. - связывать, cкреплять), позволяющая ориентироваться в том, что нам надо делать. Дефект может быть связан с неким первотолчком - архиницией и тогда можно будет говорить, к примеру, о "травме рождения" в духе О.Ранка (O.Rank, 1924). Он может появляться на разных стадиях развития и иметь отношение к различным эвольвентным, нормохронологическим стадиям и тогда мы получаем возможность строить концепции запаздывания - т.н. инфантилизма, например.

Представления о скованном движении лежат в основе телесно-ориентированных теорий; вспомним пришедшую оттуда метафору "мышечного панциря", а также конструкцию "телесного зажима" и т.п., с которыми деятельно борются при помощи дыхательных и прочих движений (А. Лоуэн, 1997). Все терапевтические стратегии направлены на то, чтобы поддержать в той или иной степени "подвижное начало", снять преграды на пути психического, душевного, экзистенциального движения.

Патологическое принято также считать "нечистым", и на этой метафоре основаны многочисленные представления о терапевтичесом процессе как об "очищении" - катарсисе. От Й.Брейера, "чистильщика печных труб", до Дж.Морено и далее - терапевты следуют "очищающим" стратегиями - осуществляя катарсисы.

Большое место в представлениях о дефекте занимает гносеологическая метафора. В поле этой метафоры дефект осмысляется, как ребус, подлежащий разгадке или же как заблуждение, требующее коррекции. Понятно, первый вариант относится к психодинамической парадигме, второй - к когнитивной. Уподобления терапии процессу познания, исследования многочисленны и закономерны. Оба типа концепций предполагают проведение анализа по направлению от наблюдаемых феноменов к тому, что стоит за ним. Дефект (невроз, "комплекс") воспринимается как результат непонимания или заблуждения, терапия при таком раскладе cводится к разъяснению. При этом речь идет не только о формально-логическом непонимании. Пациент психоаналитика "не понимает" как связан симптом с ущемленным либидо, пациент дазайнаналитика также "не понимает" какое отношение имеют его, скажем, психосоматические симптомы к его же "неудавшемуся бытию". Анализ патогенеза и терапевтическая процедура помещаются в пространстве между понятным и непонятым, явным и скрытым, истинным и ложным.

Концепция дефекта помещается в пространстве между целым и разорванным, полным и неполным, ясным и скрытым, своим и чужим. Она связана винкционными нитями со всем, с чем только пожелает связать ее автор теории.



 

прогноз гарант отзывы