Шпаргалки для студентов

готовимся к сессии

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Шпаргалки к зачету фундаментальная структура психотерапевтических знаний - Структура инсайта и катарсиса

Печать
Индекс материала
Шпаргалки к зачету фундаментальная структура психотерапевтических знаний
Психотерапия, как феномен культуры
Современное состояние психотерапевтического знания
Понятие об идеобаллическом сообществе
Интегративные и эклектические подходы
Международно признанные психотерапевтические методы
Целое - пациента
Взаимоотношения между индивидуальным и надиндивидуальным целым
Инстанция как элемент синхронического раздела теории
Возможные способы описания инстанций
Другой - в психотерапевтическом дискурсе
Роль границ, разбор типологии границ в психотерапии
Каналы - как элемент синхронического раздела
Роль телесности в психотерапии
М
Эвольвенция как способ описания пути развития личности
Купидо
История описания влечений
Обстанция
Дефект как результат взаимодействия купидо и обстанции
Рефекция как способ преодоления дефекта
Идеал как цель терапевтического вмешательства
Соотношения между теорией личности и патогенеза и теорией психотерапевтической акции
Игровая сущность техники в психотерапии
«Процедурный» и перспективный аспект техники в психотерапии.
Эксквизиция
Консоция
Понятие транстерминации
Классификация транстерминации
Понятия конвинкции и дизвинкции
Своеобразие психотерапевтической техники
Структура инсайта и катарсиса
Сопротивление в структуре психотерапии
Все страницы
  

 


Структура инсайта и катарсиса. Сходство и различие инсайта и катарсиса.

Предлагаемое нами разделение терапевтического процесса на транстерминацию и винкции позволяет лучше понять, например, структуру катарсиса и инсайта.

Под инсайтом (в клиническом контексте) понимают, как известно, внезапное обретение понимания непонятных ранее связей между проблемой и ее предпосылками, а также схватывание ситуации в целом. Катарсис же понимается как некое очищающее освобождение от неких аффектов, так или иначе связанных с патологическим состоянием. Важно, что оба состояния являются так или иначе целью терапевтических усилий, их всегда расценивают как моменты, обозначающие достижение терапевтического успеха или, по меньшей мере, приближение к нему вплотную.

В обоих случаях речь идет о сочетании двух составных, а именно эмоционального переживания и некоего нового отношения к своей ситуации. Если, однако в случае инсайта мы говорим о новом понимании, о формировании новой связи, то в случае катарсиса, наоборот, о некоем разрыве. Само по себе понятие "катарсис" - очищение предполагает удаление прочь некоего эмоционально значимого образования. Инсайт есть некое приобретение, катарсис - некая потеря. Иначе говоря, рассуждая в предложенных нами терминах, инсайт представляет собой сочетание транстерминация плюс конвинкция, катарсис же - сочетание транстерминация плюс дизвинкция. Важно подчеркнуть, что в обоих случаях мы имеем дело с одновременностью винкции и транстерминации.

Мы все же исходим из того, что, несмотря на максимальную идеологию попустительства, отдельные действия, предпринимаемые терапевтом, все же являются осмысленными. Говоря о катарсисе и инсайте, мы, разумеется одновременно имеем ввиду как терапевтический результат, так и процедуру, направленную на его достижение. Дело, однако, обстоит таким образом, что они очень часто встречаются одновременно и для очищения (дизвинкции) необходимо понимание, например, через припоминание (конвинкция). Собственно, психокатарсис как терапевтическая практика предполагает так называемое отреагрование через повторное переживание травмирующей ситуации. Термин, отражающий известную полноту картины удачного терапевтического действия, должен звучать приблизительно как «катарсайт» или «инсис».

 Меситация, как способ фомирования различных терапевтических практик.

Меситация (греч. meсiteia - посредничество) или опосредование всегда играла существенную роль в конструировании психотерапевтического действия. Целые направления получали наименования по тем меситаторам, посредникам, которые использовались для построения терапевтической процедуры. Меситатором в психотерапевтическом контексте следует считать материальный объект или же некую культурную практику, изначально существующую за пределами психотерапевтического пространства. Как объекты, так и практики переносятся в пространство психотерапевтической акции и используются для ее конструирования.

В качестве меситаторов могут выступать самые разные виды деятельности, которые своей структурой, способами своего функционирования, системой правил и запретов, сложившейся в рамках своей традиции, так или иначе могут оказаться сподручными для терапевтических целей. В первую очередь здесь следует упомянуть психодраму. Использование ее основано на том, что театральное искусство опосредует целый ряд выделенных нами составных частей психотерапевтической акции. Эффект сценической игры основан, как всем известно, на так называемом катарсисе. Проще говоря, репетиционно-миметическая конвинкция вкупе с эстетической транстерминацией создают винкционный эффект как в зрительном зале театра, так и в психотерапевтическом кабинете. Психодрама наглядно демонстрирует механизм, действующий так или иначе в любой психотерапии.

В сущности, меситационным является любой вид арттерапии. Любое обращение с меситатором позднее подвергается интерпретации, или же становятся предметом т.н. шеринга. Именно таким образом меситатор включается в структуру процедуры.

Вряд ли найдется где-либо еще такой род деятельности, который способен поглощать целые системы культурной практики, такие, как театральное искусство, запросто переваривать их и надежно усваивать. Размеры пространства психотерапии, как рода деятельности, от этого только увеличиваются. Именно возможность такого поглощения обнаруживает скрытую природу психотерапии, как практики, изначально таящей в себе возможности тотального господства. Включенная в псхотерапию практика превращается в придаток к школьной теории и акции и в какой-то степени теряет свои исходные черты, которые отличают ее вне психотерапии. К ней неприменимы, в частности, требования, которые принято предъявлять в условиях ее обычного функционирования. Так, психодраму нелепо рассматривать с точки зрения достоинств актерской игры ее участников, стихотворение, написанное пациентом в процесе арттерапии, не подлежит эстетически-критической оценке.

Опосредование может быть тотальным и парциальным. Тотальное опосредует всю целостность терапевтического процесса, парциальное - соответственно отдельные элементы его структуры. Любой из видов арттерапии представляет собой сложное многоуровневое законченное образование, и уже тем самым может претендовать на то, чтобы опосредовать целое пациента и терапевтического процесса. Отдельные предметы которые используются в игровой терапии могут быть использованы для обозначения реалий жизненного мира клиента. Скажем, в психоаналитически ориентированной игровой терапии предмет вроде дамской сумочки вполне может интерпретироваться как утерино-вагинальный символ.

Посредник терапевтического действия обладает известной самостоятельностью. Кроме того, психотерапевт получает в свое распоряжение уже почти готовую технику, а это, надо сказать, щедрый подарок. Модификация меситатора - в сущности, неизбежное действие. В случаях, скажем, арттерапии, что крайне удобно, пациент проделывает большую часть работы сам, и терапевту остается только включить меситационную часть акции в общий контекст. Почти всегда традиции и закономерности уже сложившейся культурной практики будут оказывать влияние на терапию, позаимствовавшую себе для меситационных целей тот или иной предмет или процесс. Меситатор в процессе терапии неизбежно устанавливает свой диктат, становится самодовлеющим.

Меситация может быть предметной или процессуальной. Психодрама - пример процессуалього опосредования. Здесь в качестве посредника представлен определенный процесс - театральное действие. Предметное опосредование может осуществляться в терапевтическом процессе спонтанно, причем в дело может идти все, что попадется под руку. Наглядность меситационных техник может быть особенно привлекательной для психотерапевтов, работающих с детьми, где игра с предметами - куклами, кубиками, мягкими игрушками может опосредовать что угодно.

В рамках конкретной процедуры мы можем различать меситацию основную и вспомогательную. Если, например, мы занимаемся музыкотерапией, то музыкальное занятие, будь то слушание музыки, исполнение ее или даже сочинение, является основным меситатором, формирующим терапевтическую акцию почти целиком. Во всяком случае транстерминационные проблемы оказываются решены полностью. В случае же трансперсональной терапии, когда в структуре пневмокатартической процедуры, форсированное дыхание сопровождается психоделической музыкой, то эта музыка будет, разумеется, вспомогательным меситатором.

На самом деле, меситационные методы - это не более чем иллюзия и во всяком случае их шансы на самостоятельное развитие достаточно призрачны. Большие школы чаще всего создаются вокруг метапсихологий, а не вокруг техник, и поэтому любое проектирование метода на основе меситатора неизбежно приведет к тому, что он будет поглощен иной, доктринально и патографически продвинутой школой. Так, психодрама, может быть фрейдистской и юнгианской, экзистенциально и трансактно ориентированными.

Опосредование чаще всего делает терапевтический процесс наглядным, занимательным и динамичным. Операции с предметами-меситаторами могут служить весьма сподручными метафорами для любого рефекционного действия. Можно нарисовать на ватмане любого негативного персонажа семейной истории (как мы понимаем, это - обстанционный агент) и побить его пластмассовыми кубиками (договорившись предварительно, что это - кирпичи). Или обозначить различные инстанции разноцветными кусками пластилина, а потом эти куски слепить, обозначив таким образом процесс интеграции. В том же, что касается психотерапевтической акции, то ясно, что соединение однородных предметов в одном пространстве, скажем, двух пирогов на блюде может обозначать конвинкцию, а разрыв ткани, реальный или воображаемый - наоборот дизвинкцию. Транстерминацию широко принято опосредовать исполнением музыкальных произведений.

В сущности нет и не может быть такого рода деятельности, который не годился бы так или иначе, целиком или по частям, для психотерапевтических нужд. Воспроизводя стилистическую конструкцию, которой мы не раз уже пользовались, скажем, что для опосредования в психотерапии может пригодиться любой вид человеческой деятельности, до тех пор, пока не будет доказано, что он для этих целей не подходит.